АВТОСТАТ | Франк Виттеманн, гендиректор «Ягуар Лэнд Ровер» («Автопанорама»)

Инфографика

Все публикации

14.12.11Прочитали 96 раз

Франк Виттеманн, гендиректор «Ягуар Лэнд Ровер» («Автопанорама»)

В России наш собеседник – человек известный. Несколько последних лет он возглавлял здесь марку Volkswagen, а минувшим летом неожиданно для многих взял на себя бразды правления бизнесом двух британских брендов – Jaguar и Land Rover. Однако для самого г-на Виттеманна этот шаг не просто логичен, но и закономерен. В интервью нашему журналу он рассказал не только об этом, но и о новинках компании, ее ближайших планах и даже о своем фамильном перстне.

- Вы долго работали в немецкой компании и вдруг перешли под крыло англичан. Почему?

- Во-первых, Россия - развивающийся рынок, где можно реализовать многие планы. А мне, как менеджеру, это намного интереснее, чем работа на стабильных рынках. Во-вторых, более десяти лет назад я уже работал в штаб-квартире Land Rover, и в ней до сих пор есть много людей, которых я хорошо знаю. Тогда мне пришлось уйти из Land Rover, поскольку мой предыдущий работодатель, BMW, продал этот бренд, и я оказался опять в Баварии. Однако британские автомобили мне все равно очень нравились. Так что предложение вновь войти в команду этих марок принял с удовольствием.

- Принципы ведения бизнеса по-немецки и по-английски сильно различаются?

- Обе компании - глобальные. В Volkswagen, в том числе в Германии, много англичан, а в Jaguar Land Rover в Великобритании есть немцы. Разница, пожалуй, в том, что немецкий концерн крупнее, в нем больше людей и, естественно, больше процессов и внутренней бюрократии. Jaguar Land Rover - компания премиум-сегмента, достаточно компактная, и решения здесь принимаются быстрее.

- У вас сейчас нет ощущения, что вынуждены заниматься менее масштабным бизнесом, чем это было в массовом сегменте?

- До прихода в Volkswagen я развивал в Европе марку Bentley, а до того, как уже заметил, работал на BMW в Мюнхене. Поэтому особо нового для меня ничего нет.

- У русских есть выражение: "Новая метла по-новому метет". Придя сюда, вы наверняка решили что-то изменить, привнести свое?

- Всегда найдется, что нужно развивать и улучшать. И у нас уже сформировано четкое понимание того, как это следует делать, тем более что для движения вперед есть все предпосылки. В частности, новый владелец компании ежегодно инвестирует 1,5 млрд фунтов стерлингов в создание новых моделей и совершенствование уже имеющихся. Вскоре на рынках появятся такие автомобили, как Range Rover Evoque, а также компактные седаны и спортивные версии Jaguar. Да и вообще модельные ряды обеих марок в ближайшие пять лет расширятся существенно. А это значит, что нужно увеличивать продажи, и за ту же пятилетку они в России должны возрасти в два-три раза. Поэтому мы будем продвигать оба бренда вместе, одинаково усиленно. Если сейчас у нас 45 точек продаж Land Rover и 15 дилерских центров Jaguar, то в ближайшие пять лет ставится задача довести их численность до 80. Соответственно возрастут и сервисные мощности, причем повышение качества и надежности обслуживания в них - наш ключевой приоритет, мы будем много инвестировать в тренинги сотрудников.

- То есть каждый дилер станет непременно продавать автомобили двух марок?

- Да, и это логично. У нас два бренда, которые покрывают все ниши премиум-сегмента: это спортивные автомобили и комфортабельные седаны Jaguar, а также внедорожники Land Rover. Просто у основных соперников - Audi, BMW, Mercedes-Benz, Lexus - все то же самое представлено в модельных рядах одной марки.

- А в чем, по-вашему, главные преимущества английских машин?

- Люди часто думают, что мы более дорогие, чем есть на самом деле, и это идет от того, в принципе, что оба бренда очень высокого статуса. Поэтому с точки зрения цен мы вполне конкурентоспособны. Вообще-то в премиум-сегменте все марки хороши, и выделить кого-то сложно. Наши автомобили сопоставимы с главными соперниками и по уровню качества, и по комфорту, и с точки зрения технологий и инноваций. Более того, по внедорожным характеристикам Land Rover однозначно превосходит тех конкурентов, которые думают, что они могут делать что-либо серьезное на бездорожье. Да и "упаковка" у нас зачастую более привлекательная, будь то внешний вид или интерьер. Согласитесь, английские дизайнеры часто превосходят своих коллег из других стран, они более изысканны.

- Вы упомянули задачу увеличения продаж. График уже составлен?

- В 2011 г. рассчитываем реализовать 15 тыс. автомобилей по двум брендам суммарно, что примерно в полтора раза больше, чем год назад. В будущем же году многое будет зависеть от квот на Россию, от того, что нам подтвердит производство. Хотя надеемся увеличить сбыт как минимум на те же 50%.

- Но в топ-менеджменте компании теперь у россиян есть "свой человек" - ваш предшественник Дмитрий Колчанов. Он не поможет с квотами?

- Хорошо, если в руководство входит человек, знающий рынок и поддерживающий его. Тем не менее нужно все равно бороться за объемы, и каждая страна это делает. А поскольку продажи и Jaguar, и Land Rover растут по всему миру, то нам приходится непросто.

- Сколько нужно ждать клиентам машины, какие из них наиболее популярны?

- Самая большая очередь сегодня на Evoque - в начале октября количество заказов составляло около 3000, и это самый большой показатель в мире. По другим моделям очереди меньше. Тем, кто хочет заказать автомобиль "под себя", нужно подождать три месяца, однако есть свободные машины и на складах. Бестселлером же я могу назвать Freelander, что неудивительно - сегмент компактных SUV в России сейчас самый популярный. Хотя и остальные модели в своих нишах держатся неплохо.

- А как чувствует себя в классе представительских седанов Jaguar XJ?

- В принципе, он продается хорошо. Конечно, нам тяжело соперничать с немецкими коллегами, у них ведь много покупают госструктуры, крупные компании. Но если рассмотреть сектор частных клиентов, то XJ идет на четвертом месте, сразу за тремя конкурентами из Германии.

- Какие новые модели планируете вывести на рынок?

- В ноябре начинаем продавать Range Rover Evoque, один из самых ожидаемых автомобилей в России. В следующем году Land Rover тоже представит кое-что интересное с точки зрения технологий и инноваций. Что касается Jaguar, то в сентябре во Франкфурте был представлен концепт C-X16. Это потрясающий автомобиль - красивый, мощный. И я слышу о нем лишь экстремально позитивные отзывы. Даже в Германии, где все сконцентрированы на немецких брендах, про него говорят только в восторженных тонах, и этот концепт там даже часто появлялся на обложках, что очень необычно для этой страны. Это настоящий Jaguar - компактный, спортивный. Причем с той самой красной кнопкой на руле, которая мне очень нравится - я бы купил его лишь из-за нее. Это система как в Формуле-1, позволяющая одним нажатием добавить 90 л.с. и придать резкое ускорение. Конечно, поскольку это еще концепт-кар, в 2012 г. такой автомобиль еще не появится в продаже, но, в принципе, ждать уже недолго.

- Многие автопроизводители спонсируют спорт, культуру. Какие направления в России ближе британским маркам?

- Мы поддерживаем многие проекты, но сейчас переосмысливаем эту сферу, вырабатываем новую стратегию. Безусловно, нас интересуют элитные виды спорта: гольф, яхтинг, теннис, поло. Возможно, выберем что-то одно и на этом сконцентрируемся. То же самое относится и к области культуры. Кроме того, не забываем премиальные социальные мероприятия - например, показы моды.

- А как лично вы проводите свободное время?

- Сейчас его у меня практически нет. А вообще люблю играть в гольф и теннис, путешествовать. Мне нравится узнавать новые страны, и я побывал уже на всех континентах, кроме Австралии. Все уголки по-своему интересны, но, признаюсь, больше всего люблю Европу.

- Еще один личный вопрос: вы носите необычный перстень...

- Это семейная реликвия, которая перешла от деда. Он был увлечен традициями и историей своего рода. Поэтому, уйдя на пенсию, составил генеалогическое древо начиная с 1648 г., тогда мои предки жили в районе Базеля, на стыке Германии и Швейцарии. Сначала дед заказал этот перстень с изображением старинного семейного герба для себя. Позже его носил мой отец, потом передал мне.

«Автопанорама»