Юта Такахаси, генеральный директор компании «Сузуки Мотор Рус» | АВТОСТАТ

Юта Такахаси, генеральный директор компании «Сузуки Мотор Рус»

0

Юта Такахаси

«У нас есть потенциал для усиления своего присутствия»

Главные тренды 2021 года – дефицит электронных компонентов на производстве, нехватка автомобилей в дилерских центрах и рост цен – перешли в новый 2022 год. Как долго это продлится? Как в этих условиях будут выстраивать свою политику компании-импортеры? Об этом в агентстве «АВТОСТАТ» решили поговорить с генеральным директором ООО «Сузуки Мотор Рус» господином Юта Такахаси. Итоги года и планы на будущее стали темой нашего интервью.

- Каким был 2021 год для Suzuki? Насколько он был успешен с точки зрения объемов продаж и с точки зрения эффективности финансовой? Насколько вам удалось удовлетворить спрос клиентов?

- По итогам 2021 года мы испытываем смешанные чувства. С одной стороны, мы видим прогресс. Сравнивая 2021 год с 2020-м, мы видим, что показали одну из лучших динамик на рынке (не считая «китайцев») – это 15% роста. Но смешанные чувства вызваны тем, что изначально наши планы – 10 тысяч автомобилей – мы выполнить не смогли. Мы реализовали 9200 машин (включая продажи в Белоруссии). Единственный факт, который помешал нам выполнить план – недопоставки автомобилей.

На самом деле в первой половине года, с января по июнь, у нас было довольно хорошее производство, недопоставками автомобилей мы не страдали и прирастали от месяца к месяцу. Если сравнивать период локдауна и 2021 год – то мы прирастали с большей динамикой.

Соответственно до июня у нас была хорошая динамика прироста и ничего не предвещало каких-то сложностей. С июня мы столкнулись с проблемой недопоставок полупроводников, в связи с чем продали 9200 автомобилей (из них 9159 – на российском рынке). Положительный момент в 2021 году: мы в очередной раз убедились в том, что наша дилерская сеть – очень сильная сеть, она сумела показать свой потенциал. Потенциал к развитию, к продажам большего количества автомобилей: они знают, что продавать, и умеют это делать. Мы очень уверены в своих партнерах.

Что касается недопроданных автомобилей, то здесь можно сказать, что в теории это около 800 автомобилей. На самом деле, видя потенциал, который у нас был и спрос, который дилеры показывают, мы прогнозируем, что могли бы продать в районе 11 тысяч и даже больше. То есть, получается, нереализованные объемы у нас составляют примерно 1500 автомобилей. Это то, что мы могли бы продать, если бы нам их привезли.

- Сколько у вас сейчас заказов и каков период, за который вы можете их получить?

- Мы сейчас собираем такую информацию. Дилеры, конечно, контрактуют автомобили, но это непредсказуемая история…

- То есть, вы пока не знаете, на какое время у вас задерживаются поставки машин?

- Пока у нас задержка примерно 1 – 2 месяца. И, как мы видим, это средняя ситуация по рынку, не лучше и не хуже, чем у других.

- Насколько в прошлом году вы подняли цены на свой модельный ряд?

- Примерно на 16%.

- Но это рекомендованные цены. Понятно, что у дилеров немного другая ситуация… А как вы считаете, ситуация с ростом цен на российском рынке сыграла как бы в плюс развитию рынка (может быть, дилеры, получив большие доходы, вкладывали их в развитие IT или еще чего-то) или это просто такой хайп, который спадет и дальше за ним последует минус (недовольные клиенты и т.д.). Чего здесь больше – плюсов или минусов?

- Хороший вопрос. Мы, конечно, счастливы, что дилеры зарабатывают, и зарабатывают много. Это дает им энтузиазм к продажам и развитию. И хорошо, что так получается. Потому что одной из моих первоочередных задач, когда я стал гендиректором в 2018 году, было увеличение прибыльности бренда для дилеров. Хорошо, что мы этого достигаем. И я действительно рад, что дилеры зарабатывают, продавая автомобили.

- Как вы видите в 2022 году в целом российский рынок и свой бренд? На что вы будете делать ставку в этом году?

- Наша основная задача – это увеличить объемы, усиливая свое присутствие и наращивая долю рынка. Наш план на 2022 год – продать 14 тысяч автомобилей. Но на самом деле мы очень сильно зависим от производства и поставок. То есть, мы понимаем, что у нас есть силы, возможности и потенциал для роста, для развития, для усиления своего присутствия, но многое будет зависеть от поставок.

Скорее всего, проблема с поставками полупроводников в первой половине года сохранится. Соответственно это будет иметь влияние на производство, на поставки и на выполнение плана. Ну, и надеюсь все-таки, что история с коронавирусом начнет свое завершение в 2022 году – что тоже должно позитивно сказаться. Но для себя мы видим возможность в расширении продаж в России, возможность в наращивании своих мощностей, своих объемов, доли рынка. Все будет зависеть от производства.

- В модельном ряду будут какие-то обновления?

- Надеемся! Считайте с моего лица (смеется – прим. ред.). Конечно, я бы хотел вывести на рынок что-то новое.

Комментарии 0
Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий, или войдите с помощью