АВТОСТАТ | Жан-Кристоф Кюглер, старший вице-президент и операционный директор региона Евразия Renault («За рулем.РФ»)

Инфографика

Все публикации

27.10.15Прочитали 569 раз

Жан-Кристоф Кюглер, старший вице-президент и операционный директор региона Евразия Renault («За рулем.РФ»)

жан.jpg

Компания Renault на фоне нестабильной экономической ситуации на российском рынке планирует не только продолжить работу в России, но и запустить производство новой модели на своих мощностях в 2016 году. Автопроизводитель не останавливает программу инвестиций и рассматривает возможности по экспорту автомобилей и автокомпонентов из России в другие страны. Компания уже начала поставки деталей из России в Румынию и наладит отгрузки в Турцию. Старший вице-президент и операционный директор региона Евразия компании Renault Жан-Кристоф Кюглер в интервью «За рулем.РФ» поделился планами компании в России.

– Ситуация на российском авторынке меняется каждый день. Некоторые компании перестали планировать продажи на месяц – меняют планы почти каждый день. Какова ситуация в Renault?

– Прежде всего хотелось бы уточнить, что наш план не меняется. Мы в России надолго, наше планирование было долгосрочным, и все, что мы делаем, каким-то образом завязано на эту долгосрочную стратегию. Очень сложно предвидеть что-либо. Например, никто не ожидал, что в августе рынок начнет не то что бы расти, но хотя бы не так сильно падать. Нестабильность требует большой гибкости наших команд. Эта гибкость выражается в том, что когда клиенту нужна машина, мы могли ее ему продать. Мы стараемся занять такую позицию, чтобы оказаться в выгодном положении в случае роста рынка. Но и быть готовыми к его падению. Как бы в настоящее время рынок ни менялся, основное, на что мы ориентированы, – это локальное производство (в том числе комплектующих) и экспорт.
Например, мы уже начинаем экспортировать колесные диски из России в Румынию. У нас также будут некоторые комплектующие производства Тольятти, которые будут поставляться в Турцию. Мы ввели новую должность – директор по экспорту, и изучаем все возможности экспорта. Под экспортом подразумеваем не только поставки готовых авто – это могут быть комплектующие и запчасти. Это хорошо и для нас, и для наших поставщиков, и для того, чтобы покрыть часть постоянных издержек, которые здесь (в России) все время есть.

- То есть не исключена ситуация, при которой на заводе Renault Россия будут собираться автомобили под маркой Dacia для последующего экспорта?

– Да, но мы сейчас говорим только про Renault, мы не говорим про АВТОВАЗ. Пока экспорт – это новое для нас направление. Мы, скорее, говорим о поставках в такие страны, как Румыния, Турция и Вьетнам. Но не в Европу, где у нас в принципе нет проблем со складами – сюда поставляется достаточное количество машин из Румынии, Турции и с других европейских заводов.

- Но ведь себестоимость в России ниже?

– Это утверждение станет верным, когда уровень локализации будет достаточно высоким. В настоящий момент нельзя сказать, что себестоимость очень уж низкая.

- Завод Renault в Москве может быть полностью загружен, в том числе и за счет экспортных заказов?

– Настолько точных планов по объему экспорта у нас нет. Повторюсь, это новое для нас направление, мы над этим три-пять месяцев работаем, поэтому говорить в процентах о загрузке завода мы пока не можем.

- А что по поводу новых моделей на платформе B0 (на этой платформе выпускаются, в том числе, Lada Largus, Renault Duster, Nissan Almera)? Когда они появятся в России?

– Мы говорили, что наша политика в России длительная, поэтому продолжаем инвестировать в московский завод, что позволит нам уже в следующем году вывести новую модель.

- Рассматриваете ли возможность, что на АВТОВАЗе будут выпускаться еще какие-то модели Renault?
– Разумеется, если мы инвестировали достаточно много в АВТОВАЗ, мы рассчитывали не только на производственные линии, но и на коробки, моторы и все остальное. Поэтому логично, что планируем и другие модели Renault, которые там будут производиться после Logan и Sandero.

- Что думаете по поводу Lada Vesta?

– Мы не можем комментировать Vesta, потому что мы не АВТОВАЗ. Это у Бу Андерссона (президента АВТОВАЗа) надо спросить. Если вы про конкуренцию в рамках альянса, то это, в принципе, обычная практика, когда в рамках концернов используются схожие компоненты, тогда как дизайн машин абсолютно разный и клиентура в итоге тоже. Продукты будут разводиться, так что каннибализм между марками исключен. У Hyundai-Kia много таких моделей, да и в группе Volkswagen достаточно унифицированных технических решений, что не мешает каждой из марок позиционироваться по-разному.

- То есть Renault готова помогать АВТОВАЗу продавать Vesta в Европе?

– Мы не отвечаем за продажи.

- Смогут ли тольяттинцы организовать мини-шоу-румы в ваших точках продаж?

– Это не обсуждалось.

- Поменяется ли линейка моделей Renault в России из-за девальвации рубля? Могут ли еще модели уйти на предзаказ?

– Могу сказать, что новый Renault Megane не будет собираться в Москве, как прошлое поколение модели.

- У Renault были планы по коммерческим автомобилям в России. Остались ли они?

– Производство легкого коммерческого транспорта напрямую связано с экономической ситуацией в стране. Продавать коммерческий транспорт имеет смысл, когда экономика демонстрирует рост. У нас большая экспертиза в коммерческом транспорте. Как только экономический аспект в России восстановится, мы вернемся к этому вопросу. Но сейчас нет смысла.

- Когда, по-вашему, начнется восстановление российского рынка? И как может отразиться на нем завершение программ господдержки?

– Все программы, которые были – и кредитование, и утилизация, – были разработаны в тандеме с автопроизводителями. Нас спрашивали, что надо, чего не надо. Мы будем надеяться, что они продолжатся, потому что это были нужные программы, и рынок они стимулировали. Сейчас никто не может точно сказать, что будет дальше, в следующем году. Единственное, что хотелось бы подчеркнуть еще раз, это что мы продолжаем инвестировать. И если начнут расти продажи завтра, мы к этому готовы. Важно продолжать инвестировать, смотреть экспорт и быть гибкими.


Жан-Кристоф Кюглер начал работу в Renault в 1984 году. С октября 2014 года он отвечает, помимо России, за рынки Украины, Белоруссии, Казахстана, Азербайджана, Грузии, Армении, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана, Кыргызстана, Турции, Румынии, Молдовы, Монголии и Болгарии.

«За рулем.РФ»

, источник: www.zr.ru