АВТОСТАТ | Денис Петрунин, управляющий директор «Хендэ Мотор СНГ» («Автопанорама»)

Инфографика

Все публикации

08.11.11Прочитали 123 раз

Денис Петрунин, управляющий директор «Хендэ Мотор СНГ» («Автопанорама»)

В иные уикенды 44-летний Денис Петрунин наматывает за рулем своего Hyundai ix55 почти 900 км. Секрет этих вояжей прост: на озере Селигер у нашего собеседника есть дача, и он вместе с семьей - супругой и тремя сыновьями - старается хотя бы пару-тройку дней провести там. Хотя имеются и варианты: сплав (опять-таки всей семьей) на байдарках, восхождения на горные вершины (например, на Камчатке) или катание с тех же гор на лыжах. А также параплан и виндсерфинг. Либо чуть менее экстремальные автопутешествия в Европу, в Крым, в разные уголки страны.

Что это – разрядка от еженедельной "напряженки" на работе или же, наоборот, зарядка, необходимая, чтобы противостоять стрессам? Видимо, здесь точного ответа нет. Зато ясно, что Петрунину такой режим дает возможность добиваться целей в бизнесе. До нынешней позиции топ-менеджера корейского бренда он много лет работал в штате ряда европейских автопроизводителей, в том числе немецких. И теперь изнутри знает российский рынок так, как, наверное, не многие из его коллег. Впрочем, беседу мы начали все-таки с личного.

- Денис, зная о вашей любви к экстриму, логично вас представить в каком-нибудь спорткаре. Или, как руководителя, позади водителя в представительском седане. А тут вдруг большой внедорожник...

- Всему свое время. Я любил и люблю спортивные модели. Но сейчас для меня ix55 - самый подходящий вариант. Он очень комфортен в дальних поездках, чего, кстати, нельзя сказать о многих его премиальных одноклассниках. Они обычно создаются под водителя, а Hyundai делает машины для семьи. Я здесь не устаю за рулем, а моим детям хорошо на задних креслах, и даже на третьем ряду. Сзади и спинки откидываются, и климат-контроль четко работает, и много других моментов.

- То есть вы свой выбор сделали. А много ли клиентов Hyundai предпочитает внедорожники?

- Все больше и больше, и это в целом соответствует тенденциям на российском рынке. Мы планируем, что на долю SUV будет приходиться как минимум 25-30% наших продаж. Благо модельная линейка бренда столь широка, что позволяет каждому покупателю подобрать себе оптимальный вариант.

- Но при этом у вас есть однозначный бестселлер - Solaris. Удовлетворены тем, как развивается проект?

- Тут сами за себя говорят цифры: всего за полгода продано более 50 тыс. этих машин. Причем четвертый квартал года будет еще более напряженным. Такой динамики в России я не припомню ни по одной другой модели. Хотя корейский подход к делу состоит в том, чтобы не быть до конца довольным уже сделанным и каждый раз ставить еще более высокие цели.

- В чем, на ваш взгляд, главная причина взрывного спроса на Solaris?

- Тут совокупность факторов. Один из них - рост рынка после кризиса. Но в случае с Solaris важны и качества продукта. Например, известно, что до 70% покупок автомобилей совершается под влиянием дизайна, а Hyundai сейчас активно создает модели в новой дизайнерской концепции - красивые, эмоциональные. Еще один ключевой момент - ценовое позиционирование. Часто тот или иной бренд планирует создать автомобиль красивый, качественный и доступный, но в большинстве случаев этого не происходит. Нам же удалось сделать продукт, хорошо сбалансированный по всем параметрам. Конечно, свою роль сыграл и маркетинг, реклама, но все же отдельно нужно выделить еще один фактор - производственный. Мало сконструировать автомобиль и разрекламировать его, надо еще и выпустить в нужных объемах. Hyundai Motor этот вопрос решила. Причем если вначале наш санкт-петербургский завод был рассчитан на 150 тыс. машин в год, то затем его мощность была увеличена до 200 тыс. автомобилей. И уже в этом году мы получим объем, близкий к 100-тысячной отметке.

- Но половина мощностей того же завода отдана под модель Kia Rio, с технической точки зрения почти идентичную Hyundai Solaris. Не опасаетесь, что это подрубит спрос?

- Вряд ли. В России два этих родственных бренда развиваются параллельно, каждому удалось найти свою нишу, свою целевую аудиторию. И Hyundai, и Kia продают в среднем по 12-15 тыс. автомобилей в месяц, и, согласно нашей статистике, переход к нам бывших владельцев Kia минимален. Как и наоборот. То есть у каждой марки есть свои почитатели, и сильной конкуренции мы не ждем. А вот у других производителей клиентов наверняка отберем.

- Можете предположить, у кого? Вы ведь анализируете "истории" своей клиентуры?

- Конечно. В том числе и лояльность бренду. Тут многое зависит от сегмента. В начальных классах, где мы предлагаем i20 и i30, людей, которые берут нашу модель повторно, немного, около 15%. Там ведь вообще почти половина клиентов просто в первый раз покупает машину. И еще много людей, ранее владевших подержанной иномаркой. Кстати, эти данные сопоставимы и с другими брендами. Если же говорить о более дорогих сегментах - ix35, Santa Fe, Sonata, то здесь уровень лояльности уже доходит до 30%. Люди привыкают к машинам, к марке, к сервису, к отношению со стороны дилеров. Свою роль играют и доступные цены, умеренная стоимость владения. А если добавить, что Hyundai сейчас становится все более современным, инновативным брендом, то понятно, почему у нас приличный приток покупателей, перешедших из других марок. Прежде всего, это Lada, Chevrolet, иногда Ford. Есть также Renault и даже Mitsubishi.

- Какие еще ваши машины востребованы в России?

- Почти по всем позициям одна проблема: спрос превышает предложение. Тем более что в этом году вышли новые поколения сразу нескольких моделей. Например, по Elantra мы и раньше не могли удовлетворить все заявки, а теперь она вышла на куда более высокий уровень, и, боюсь, дефицит почти сразу после старта продаж неизбежен. По Sonata то же самое: ежемесячно реализуем 400-500 автомобилей, и дилеры готовы продавать как минимум вдвое больше, но нас держат квоты. Та же картина в сегменте SUV: недостает и Santa Fe, и ix35. Хотя по последнему ситуация стабилизируется, до конца года завод в Чехии обещает закрыть все заказы российских клиентов. Наконец, растет сбыт в премиальной части модельного ряда - Equus и ix55 становятся популярнее.

- Но будут и новинки?

- Совсем скоро начнем предлагать Grandeur пятого поколения, а в 2012 г. появится Veloster. Это своеобразный автомобиль, может быть, даже спорный - городская модель с дизайном спортивного купе, да еще и с тремя дверями. Но он может стать привлекательным для молодежи, тем более что в нем есть потенциал для тюнинга, а цена обещает быть привлекательной.

- Словом, бизнес растет, и о кризисе вскоре можно будет забыть?

- Тут есть один важный нюанс: именно во время кризиса позиции Hyundai в России заметно окрепли. Получилось так, что была задача не столько пережить трудные времена, сколько успеть использовать те преимущества, что есть у компании. У нас в тот момент были большие складские запасы, мы сохранили хорошие цены и смогли поддержать дилеров. Тем самым всем показали, что бренд пришел в Россию всерьез и надолго. К тому же и завод строили, о заморозке проекта речи не было. В результате у инвесторов появилась уверенность, к нам пришли новые партнеры, и благодаря этому мы открыли дополнительные современные дилерские центры, укрепили бизнес и бренд. То есть сделали то, чего не всегда удавалось добиться до кризиса.

- Видимо, тут есть какой-то восточный секрет?

- Hyundai не один раз оказывалась в подобных ситуациях и в самой Корее, и на международных рынках. И выходит, что почти любой кризис для компании - это время шансов. Многие прорывы марки совершались как раз на волне кризисов, и минувшие два года в России это подтвердили. Дело в том, что у многих мировых автопроизводителей - немцев, американцев, французов - чуть ли не вековая история, воевать с ними в условиях регулярной конкуренции сложно. Но когда в экономике случаются стрессы, у более молодых и агрессивных соперников появляется шанс. А значит, всегда нужно быть готовым к рывку, и понимание этого в Hyundai есть у всех.

«Автопанорама»