АВТОСТАТ | Гордон Вагенер, главный дизайнер Mercedes-Benz («Газета.Ru»)

Инфографика

Все публикации

03.11.11Прочитали 414 раз

Гордон Вагенер, главный дизайнер Mercedes-Benz («Газета.Ru»)

Главный дизайнер Mercedes-Benz Гордон Вагенер в интервью «Газете.Ru» рассказал, что будущие автомобили Mercedes не станут слишком похожими друг на друга, объяснил, зачем нужны автомобилеподобные скульптуры, и пообещал «революционный» S-класс.

– Насколько похожими и насколько различными с точки зрения дизайна должны быть автомобили в модельном ряду марки? Планируется ли в дальнейшем более тесная унификация дизайна Mercedes-Benz или различия будут усиливаться?

– Сейчас наши модели достаточно серьезно отличаются друг от друга с точки зрения дизайна. Модельный ряд Mercedes-Benz достаточно широк, и в нем присутствуют автомобили разных габаритов. С самого начала, когда я стал заниматься дизайном всех автомобилей Mercedes-Benz, я рассматривал эту философию как изготовление шахмат: все фигуры должны быть разными, но играть в одной команде. Мы хотели бы, чтоб наши модели и далее существенно отличались друг от друга, а не напоминали знаменитую русскую матрешку, когда одна машина отличается от другой только тем, что она меньше. Такому решению, кстати, следуют некоторые автопроизводители.

– В каком направлении будет двигаться дизайн Mercedes-Benz в ближайшие годы? Он станет более утонченным или, напротив, грубым и брутальным?

– Мы должны сделать дизайн автомобилей более эмоциональным, более привлекательным. Что касается конкретных деталей, то по нашим концепт-карам возможно отследить процесс эволюции отдельных элементов дизайна. Дело в том, что некоторые вещи, которые есть, например, в концепте A-класса, вы можете в другой интерпретации найти в S-классе. Присутствует определенная единая стилистика, но мы исходим из того, что автомобили должны напоминать тот самый набор шахматных фигур.

– Насколько новый A-класс будет соответствовать концепт-кару, показанному на Шанхайском автосалоне?

– Дизайн концепта очень близок к серийному автомобилю – можно даже забыть о том факте, что концепт трехдверный, а серийный автомобиль будет иметь пять дверей. С точки зрения дизайна мы очень близки к серийному автомобилю – в той форме, в которой он будет воплощен. И это совершенно четко показывает, в каком направлении мы движемся в дизайне, насколько он привлекателен с точки зрения динамики и эстетики. Он будет гораздо интереснее того, что сейчас предлагают BMW или Audi.

– Каким станет новый S-класс? Будет ли он похож на концепт-кар, созданный к 125-летию марки и показанный на Франкфуртском автосалоне?

– В настоящий момент мы не можем много говорить о дизайне нового S-класса. Это будет совершенно новое творение, которое по-новому заставит взглянуть на весь этот класс автомобилей. Безусловно, это будет скорее революция, чем эволюция. Сейчас мы можем сказать, что такие типичные вещи, как задний привод, в нем останутся.

– В прошлом году компания Daimler договорилась с Renault-Nissan о разработке новых моделей, также недавно было объявлено, что на основе B-класса будет построен новый Infiniti. Как вы относитесь к данной технической унификации и как она отражается на работе дизайнера?

– Как можно убедиться, новый A-класс никакого отношения к дизайну Renault-Nissan не имеет, за исключением того, что двигатель там – продукт кооперации между Renault-Nissan и Daimler AG. Совместно с Renault-Nissan мы будем развивать дальнейшие поколения автомобилей Smart. Если говорить о том, что мы что-то делаем с Renault-Nissan, то это касается прежде всего технологической платформы, на которой мы будем строить совершенно разные по дизайну автомобили.

– Mercedes-Benz регулярно создает и выставляет на автосалонах различные арт-объекты, скульптуры, лишь косвенно относящиеся к серийному автомобилю. Достаточно вспомнить скульптуру, предвещающую новый CLS, с Детройтского автосалона 2010 года или концептуальный интерьер, показанный там же в 2011-м. Какое значение это имеет для развития дизайна и для разработки серийных машин?

– Всем, что мы делаем, мы преследуем определенные цели. И когда мы создаем и выставляем арт-объекты – за этим тоже скрыто нечто. Например, первая фигура должна была в концентрированной форме отражать наш подход к созданию концепт-кара Shooting Brake и готового автомобиля CLS. Со второй фигурой, Aesthetics № 2, мы старались передать смысл дизайна, который присутствует в концепте A-класса. Она в сжатой форме отражает то, что мы хотели донести до потребителя. И когда мы выставляем подобные арт-объекты, это делается в рамках единой концепции. Они дополняют друг друга.

– Недавно компания Land Rover показала концепт DC 100, по мотивам которого будет разработан новый Defender. У Mercedes-Benz есть Geländewagen, машина с похожей родословной, которая изначально была простым армейским внедорожником и с течением времени мало менялась – по крайней мере, внешне. Какими, по вашему мнению, должны быть методы обновления таких моделей, допустимы ли здесь революции?

– Что касается G-класса, то он выпускается более 30 лет и, скорее всего, на следующие 30 лет он тоже останется. Конечно, мы время от времени проводим обновления этой модели, своего рода рестайлинг. Но G-класс остается иконой нашего внедорожного модельного ряда.

– Какие компромиссы приходится искать дизайнерам с точки зрения соприкосновения дизайна и технологий? В какой мере они влияют на дизайн современных автомобилей?

– Это вопрос о том, что появилось первым: яйцо или курица. Для меня, как для дизайнера, конечно, дизайн первичен, и разработка автомобиля должна начинаться прежде всего с дизайна. С точки зрения платформы тут ничего не нужно изобретать: автомобиль остается четырехколесным транспортным средством. На этой платформе строится прототип, который должен отражать определенное видение автомобиля, но платформа типична, и главенствующую роль играет дизайн.

– В какой мере на дизайн влияют предпочтения покупателей? Какие-либо элементы и украшения принимаются «большинством голосов» аудитории?

– В компании есть подразделение, которое собирает предложения и запросы клиентов Mercedes-Benz. Мы к этому не имеем никакого отношения. Это несколько провокационно звучит, но если говорить о решениях в области дизайна, то они не принимаются на каком-то комитете по обсуждению, поскольку это замедлило бы работу. Потом, мнения высказываются слишком разные. Конечно, мы собираем мнения и пожелания, но это не значит, что мы их должны использовать. Дело в том, что все пожелания клиентов ориентированы на требования сегодняшнего дня, мы же должны смотреть дальше, в завтрашний и даже послезавтрашний день. Это связано с длительностью разработки автомобиля и его производства.

– Есть ли у вас любимый автомобиль в мировом автопроме, который вас вдохновляет? И какую машину вы могли бы выделить из тех, над которыми сами работали?

– Меня вдохновляет тот автомобиль, над которым я работаю в настоящее время. К сожалению, я не могу сейчас о нем рассказать. Также могу откровенно сказать, что впечатляющим для меня является дизайн Porsche 911. И мы, в свою очередь, создали Mercedes SLS – автомобиль, который позволяет по-новому интерпретировать эти ценности и задать новую планку.

«Газета.Ru»