Джеффри Гловер, генеральный директор Bridgestone в России и СНГ | АВТОСТАТ

Джеффри Гловер, генеральный директор Bridgestone в России и СНГ

0

Джеффри Гловер, генеральный директор Bridgestone в России и СНГ

«При выборе шин на первый план выходят безопасность, надежность, долговечность»

На что люди тратят деньги в кризис? Зачем руководителю нужно «слушать оборудование»? Сколько стоят инициативы депутатов? И наконец, «липучка» или «шипы»? На эти и многие другие вопросы в интервью партнеру аналитического агентства «АВТОСТАТ» Игорю Моржаретто ответил генеральный директор Bridgestone в России и СНГ Джеффри Гловер.

– Российский шинный рынок достаточно непростой. Приоритеты потенциального покупателя при выборе начинаются с цены. Потом идет бренд, а затем – место бренда в рейтинге, которому доверяет клиент. Что вы предлагаете россиянам в этом зимнем сезоне? Какие новинки?

– По результатам исследования агентства «АВТОСТАТ», Bridgestone является брендом №1 по рекомендациям покупателей в зимних шинах, а также в этом году по результатам голосования мы были выбраны «Маркой №1 в России». Это означает, что мы предлагаем нашим клиентам очень качественный продукт и широкий ассортимент. Модели наших шин делятся на несколько категорий в зависимости от условий использования и региона, где проживает клиент. И, конечно, мы предлагаем продукты в разных ценовых сегментах для максимально широкого круга покупателей.

В сегменте фрикционных шин присутствуют наши флагманские модели – Blizzak DM-V3 для внедорожников и кроссоверов и Blizzak ICE для легковых моделей. В этих шинах применяется инновационная технология – Active MultiCell Compound II. Заводов, которые производят шины Bridgestone с использованием этой технологии, всего два – один в Европе (наш) и один в Японии.

Что касается шипованных шин, то здесь мы предлагаем модель Spike 02, которую можно использовать как для моделей сегмента SUV, так и для обычных легковых автомобилей. Есть также широкий выбор моделей для других сегментов рынка. Например, модель LM-005 предназначена для регионов с более мягким зимним климатом.

Таким образом, мы стараемся охватить нашим ассортиментом разные группы потребителей, проживающих в разных регионах. Плюс мы постоянно работаем над расширением нашей размерной линейки для каждой новой модели, выходящей на рынок.

Что касается Blizzak DM-V3, которые, кстати, стоят на моей «Ниве», это действительно очень качественный продукт, в том числе, в вопросах тормозного пути на сухой поверхности и на льду. Другая наша модель, Blizzak ICE, отличается долговечностью. А наша шипованная модель Spike 02 была существенно доработана, как по качеству самих шипов, так и по их защите от выпадения.

– У Bridgestone в ассортименте – самый широкий выбор шин, но большинство из них относятся к премиальному сегменту, а значит, и стоят недешево. Не планируете ли вы выводить на наш рынок более бюджетные модели, в том числе под иными брендами, как делают некоторые ваши конкуренты?

– Флагман марки и мировой бренд – это, конечно, Bridgestone, но в нашей корпорации представлены и другие бренды – Firestone и Dayton. При этом Dayton в России не представлена, а вот Firestone используется для легких коммерческих автомобилей, а также для грузовиков и автобусов. Эти более доступные по стоимости шины создавались специально с учетом потребностей этого сегмента авторынка с применением определенных технологий. Что касается легковых автомобилей, то здесь марка Bridgestone охватывает все ценовые сегменты этой категории транспортных средств.

Обычно более доступные массовые бренды шин вводят в марку, чтобы дозагрузить производственные мощности. В нашем случае пока такой необходимости нет. Однако я не исключаю, что в будущем такая ситуация может возникнуть.

– Как вы считаете, меняются ли предпочтения российских автовладельцев или по-прежнему главный фактор при выборе шин – цена?

– Уже 13 лет назад я считал, что цена не является для наших клиентов главным фактором, причем это касается не только автомобилей. Сегодня россияне – одни из самых образованных потребителей в мире. Они тщательно выполняют свое «домашнее задание» – изучают исследования, внимательно читают сравнительные обзоры и в целом проводят большую подготовительную работу. 80% потребителей используют Интернет прежде, чем совершить покупку, и, таким образом, когда клиент приходит в салон, он уже точно знает, чего он хочет.

Безусловно, в качестве критерия выбора цена продолжает играть важную роль, но уже на протяжении нескольких лет происходит смещение приоритетов в сторону качества, износостойкости и других характеристик. Например, для родителей с детьми очень важно, что мы можем предоставить доказательства того, что тормозной путь на наших шинах короче, чем у конкурентов.

Одна общая черта есть у многих потребителей – заинтересованность в технологическом аспекте. Это видно, когда я начинаю рассказывать об особенностях нашей технологии Active MultiСell Compound II, людям действительно интересно про это слушать.

Таким образом, при выборе шин на первый план выходят другие факторы – безопасность, надежность, долговечность. Для коммерческого транспорта очень важна износостойкость и экономия топлива. А цена как таковая имеет все меньшее значение.

Если взять для примера крупные автопарки больших компаний, то там важную роль играет стоимость одного километра пробега. И здесь Bridgestone также может гарантировать меньшую, чем у конкурентов, стоимость одного километра пробега. При покупке шин Bridgestone или Firestone цена в абсолютном выражении может быть выше, чем у конкурентов, но сделав расчет на весь срок службы этого продукта, клиент в итоге получит большую выгоду.

Эта же логика присутствует и у обычных потребителей. Кроме того, здесь имеют значение рекомендации и узнаваемость бренда, а в России, как я уже сказал, по данным критериям Bridgestone – это один из лидеров рынка.

– У нас по-прежнему не утихают споры между сторонниками и противниками шипованных шин. Ваша компания предлагает на сегодняшний день современные и передовые модели фрикционных шин наряду с традиционными шипованными. Как убедить россиян, что первые не менее безопасные, чем вторые?

– Думаю, что такие споры будут продолжаться еще очень долго. Но при этом я не думаю, что Bridgestone стоит вступать в эти дебаты, поскольку в нашей линейке присутствуют оба варианта шин. Стереотип о том, что шипованные шины лучше, мне лично очень понятен. Образ шипов, которые вгрызаются в лед, очень яркий и запоминающийся. Однако на принятие решения о покупке влияет целый ряд других факторов, и в итоге каждый автовладелец решает это для себя сам.

Здесь важно учитывать климатические условия и манеру вождения. Например, жителю Краснодара нет необходимости брать именно шипованные шины. Водителю, который водит автомобиль «на шипах» по мокрой поверхности, придется столкнуться с более длинным тормозным путем. Также нужно принимать во внимание вес автомобиля, и то, насколько резко или плавно происходит торможение.

Сам я любитель фрикционных шин, но хочу подчеркнуть, что этот тип полностью соответствует моему стилю вождения. Кроме того, мне очень интересна сама технология, которая применяется при создании таких шин. Это действительно впечатляет! Благодаря разработкам наших специалистов, эта революционная технология сейчас используется при производстве шин Blizzak DM-V3 и Blizzak ICE с широким размерным рядом. Их размер варьируется от 13 до 19 дюймов, а в ближайшем будущем появятся и шины размерностью 20 дюймов.

В «шипованном сегменте» мы также ведем разработки и внедряем самые передовые технологии на производстве.

– Где вы тестируете шины, предназначенные для России и стран, схожих по климату? И на наших дорогах в том числе?

– Большую часть тестов мы проводим на севере Швеции, где проверяют свою продукцию не только производители шин, но и компании по производству других автокомпонентов. Но мы также тестируем наши шины и в России.

– Есть ли в ассортименте вашей компании всесезонные шины и насколько они, по вашему мнению, подходят для российских регионов?

– В ближайшее время такие шины появятся в нашем портфолио. Важную роль при их использовании будут играть климатические условия. Мы прогнозируем, что всесезонные шины будут больше востребованы в южных регионах, и там они займут определенную долю рынка. Но я не думаю, что этот продукт сможет серьезно переломить ситуацию на рынке в целом. Такие шины поставляются в другие страны с более теплым климатом, и, например, в США практически все автомобили оснащаются всесезонными шинами. В России же разница между летними и зимними температурами настолько велика, что жителям большинства регионов имеет смысл все-таки менять шины дважды в год.

– Есть ли в модельном ряду компании специальные шины для электромобилей? И насколько они вообще нужны в России?

– Это все обязательно появится, но конкретно в России рынок электромобилей пока очень мал, и сложно прогнозировать, когда именно он начнет развиваться. Наши коллеги из Европы сегодня делают очень много для развития этого направления. Например, у нас есть проект разработки для первого в мире электромобиля на солнечных батареях, способного преодолевать большие расстояния – модели Lightyear One. Специально для этого электрокара Bridgestone разрабатывает шины Turanza Eco. Их отличительные особенности – малый вес и крайне низкое сопротивление качению, благодаря чему удалось увеличить энергоэффективность электромобиля для поддержания срока службы аккумуляторной батареи, максимально увеличить дальность пробега и снизить уровень негативного воздействия на окружающую среду. Кроме того, наша компания является эксклюзивным поставщиком шин для полностью электрического кроссовера Fisker Ocean. Таким образом, в этом направлении ведется большая работа, которая затрагивает как электромобили, так и в целом автомобили будущего. Результатом сегодня является флагманская разработка Bridgestone – технология ENLITEN для создания облегченных шин благодаря использованию меньшего количества сырья в рамках всего производственного процесса. Пока что в России нет столь быстрого развития этого сегмента рынка, как в Европе, но, если такой скачок вдруг произойдет, нам есть что предложить российским покупателям.

– Вы вступили в должность главы представительства Bridgestone в России и СНГ четыре года назад, а до этого занимали руководящие посты в автомобильной индустрии. Как отличается нынешняя работа в шинной промышленности с тем, чем вы ранее занимались? Что удивило, какие проблемы пришлось решать?

– Я бы начал со схожих черт. Например, очень продолжительные инвестиционные циклы. Например, покупая оборудование для производства или сборки автомобилей, нужно понимать, что оно будет работать на протяжении всего жизненного цикла автомобиля. То же самое характерно и для шинной индустрии. Например, некоторое базовое оборудование может служить для производства шин 20 и более лет, а для другого этот срок составит 6 – 7 лет. Поэтому с последствиями ошибок, допущенных на этапе закупки оборудования, придется бороться в течение долгого времени.

Другой схожий момент – конкуренция. Как на автомобильном рынке, так и на рынке шин конкуренты сильные и находятся на очень высоком уровне. Это, безусловно, достойно уважения.

Если же говорить о разнице, то в шинном бизнесе более сложный продуктовый портфель. И речь не только о размерной линейке, но и о том, когда именно следует выводить на рынок новый продукт, а также что выводить первым – например, 17- или 18-дюймовые шины? Здесь необходимо учитывать разные факторы. Например, для каждой линейки есть свой спрос на рынке, но при этом у каждого размера внутри этой линейки есть свои характеристики и уровни прибыльности. Приходится искать баланс. Одновременно нужно искать баланс между сроком службы разных поколений продукта. Приходится иногда выбирать, на что делать фокус в первую очередь – на ценовые сегменты или на потребности автовладельцев.

Отмечу также сложности при ценообразовании между рынками, размерами, категориями клиентов (оптовая продажа или розничная сеть). Также здесь есть такой фактор, как высокая скорость изменений в самой шинной индустрии и в конкурентной среде.

Если же говорить конкретно о России, то здесь при строительстве заводов и производственных площадок стараются быть максимально эффективными и экономичными. На нашем же производстве используется только самое высокотехнологичное оборудование, которое позволяет применять революционные технологии, но, соответственно, требует больше инвестиций. И я думаю, что в итоге это даст продукт другого уровня.

Отмечу также разницу в подходах в автомобильной и шинной индустрии. В первом случае необходимо думать комплексно: как будут стыковаться между собой множество различных компонентов. В случае с шиной мы имеем дело с конкретным объектом, поэтому и подход должен быть другой. Еще раз отмечу, что здесь сложнее управлять не продуктом как таковым, а их набором или портфолио.

– Какой опыт работы в автомобильной промышленности пригодился?

– Большая часть моей работы в автобизнесе прошла в России, что дало мне возможность понимать потребителей и учитывать их потребности в зависимости от категории – оптовики, представители розничных сетей или конечные покупатели, которые пришли в автосалон. Также отмечу, что мне очень пригодилось умение управлять большой командой и открытый подход к управлению компанией в целом. Такой стиль управления очень важен, поскольку дает возможность сотрудникам безбоязненно высказывать свое мнение.

Еще один полезный навык – взаимодействие с органами власти, которые, как и мы, заинтересованы в дальнейшем развитии нашего бизнеса. Также мне нравится работать с дилерами. К сожалению, за последние два года из-за пандемии объем этого взаимодействия несколько снизился, но я как руководитель постоянно держу руку на пульсе и слежу за тем, что происходит в этой среде.

Еще мне очень нравится работа нашей команды и ее умение прогнозировать и анализировать тенденции на рынке. Отмечу также важность умения говорить и слышать наших партнеров, которые зачастую бывают «беспощадно честны» с нами. И я сейчас не имею ввиду только отрицательную обратную связь. Положительные мнения и конструктивная критика для нас тоже очень ценны.

– У вас в компании есть дни, когда руководители работают в цехах и чистят оборудование. Эти методы вы перенесли из автопрома? Что это дает?

– К сожалению, это придумал не я (смеется – прим. ред.). Суть этой работы, конечно же, не в самой очистке оборудования. Смысл этого действия – «прислушаться к оборудованию». Я сам участвовал в этом около месяца назад, и тогда мы обнаружили, что один из анкерных болтов, с помощью которого станок крепится к полу, искривлен. При этом само крепление было вполне надежным. Однако, при обнаружении подобных моментов, важно понять, что не так – была ли допущена ошибка на этапе монтажа, или это признак вибраций, которые со временем могут привести к порче оборудования. Работа с оборудованием – это возможность задать вопросы, проанализировать ситуацию и избежать проблем в будущем. Все это – часть перехода к принципам Бережливого производства.

С глобальной системой Бережливого производства я познакомился на своем предыдущем месте работы, а для внедрения этой системы здесь, на заводе, мы наняли целую команду специалистов. Лично мне эта система интересна по двум причинам. Во-первых, она направлена на искоренение любых потерь на всех этапах производства. Во-вторых, система предполагает переворот «пирамиды менеджмента» сверху вниз. Поскольку все знания сконцентрированы в основе пирамиды, то есть, на производстве, то именно люди, работающие с конечным продуктом, должны советовать менеджерам, как и что нужно делать. Задача менеджеров в этом случае сводится к устранению препятствий на этом пути.

Здесь речь идет именно о предоставлении возможности сотрудникам принимать решения «на местах». Процесс наделения людей такими полномочиями, в свою очередь, позволяет создать вовлеченность в процесс и повысить их заинтересованность. Каждый наш сотрудник чувствует, что его голос важен, и что Bridgestone – его компания. Соответственно, это приводит к тому, что сами сотрудники начинают активно улучшать свое рабочее место, свои компетенции, минимизировать потери, что в итоге положительно сказывается на всей системе производства.

– Какие из технологий, методов производства и управления можно перенести из Ульяновска на другие производственные площадки Bridgestone? А какие вы привнесли в Ульяновск?

– В первую очередь, это система Бережливого производства, о которой я говорил выше. Сейчас процесс ее внедрения проходит во многих подразделениях Bridgestone. И я считаю, что нужно делиться нашим опытом внедрения этой системы, поскольку на нашем производстве оно проходит весьма эффективно.

Кроме того, как мне кажется, наш завод показывает хороший пример подхода в области расходов и затрат. У нас это называется Культура разумных затрат, и это то, на что стоит обратить внимание в текущих непростых экономических условиях. Нужно понимать, что в какой-то момент избыточные траты неизбежно придется компенсировать. Я бы не хотел оказаться в ситуации, когда придется сокращать персонал, чтобы компенсировать любого рода сверхтраты. Поэтому прежде, чем сделать какие-то инвестиции, мы стараемся всесторонне обсудить их всей командой.

Третий момент – управление бизнесом. Здесь я имею в виду слаженную работу департаментов логистики, закупок, продаж, контроля качества и производства. Если отдел закупок будет сконцентрирован только на экономии, мы в итоге получим сырье низкого качества. Если производство будет сконцентрировано только на достижении своих целевых показателей, это может привести к затовариванию складов продукцией, которую не сможет реализовать отдел продаж.

Четкая структура разделения на департаменты встречается во многих компаниях. Нас же в этом отношении отличает наличие перекрестной, единой связи, когда сотрудники одного подразделения понимают, что происходит в другом. Закупки понимают, сколько нужно заказать для производства, производство понимает, что происходит в отделе продаж, а также достаточно ли места на складах, чтобы не было затоваривания. Звучит это просто и естественно, но это очень важный момент – организовать работу предприятия как единого организма, не допустить, чтобы каждое подразделение ориентировалось только на собственные показатели. В традиционных компаниях с четкой структурой единственный человек, который координирует всю работу – это директор. В нашей компании мы стремимся к тому, чтобы каждый сотрудник учитывал в своей работе цели и задачи соседних подразделений.

– Вы уже очень много лет работаете в России и, как мне кажется, можете объективно оценить, как менялась экономика страны. Стала ли она более доброжелательной к бизнесу?

– На этот вопрос сложно ответить однозначно. Мы стараемся организовать нашу работу так, чтобы быть готовыми справляться с любыми сложностями. Я могу выделить некоторые отдельные экономические показатели, которые будут способствовать или, напротив, препятствовать работе компании.

Возьмем для примера курс валют, который в прошлом году существенно вырос и повлиял на часть нашего портфолио, в частности, на импортируемые продукты и сырье. Мы смогли нивелировать последствия этого скачка благодаря тому, что у нас есть производство в России. Я считаю, что в любой экономической ситуации, даже самой на первый взгляд негативной, можно найти положительные моменты. Например, инфляция может сделать привлекательнее инвестиции в наше производство, если говорить о долгосрочной перспективе.

Нельзя однозначно сказать, стала ли экономика более дружелюбной к бизнесу. К сожалению, мы не можем напрямую влиять на большинство экономических факторов, поэтому нам остается только максимально подготовиться к любым возможным трудностям. Такой подход к бизнесу я использовал и в других странах, где мне довелось работать, – в Германии, Швейцарии и США.

– Прошлый и нынешний год стали проверкой для предприятий по всему миру, в том числе и российских. Как компания проходит через период пандемии, дорожающей логистики, закрытия границ и других вызовов? Пришлось ли что-то менять? Или все решения, принятые до того, оказались верными?

– Первое, на чем мы сконцентрировались, это обеспечение безопасности и сохранение здоровья нашего персонала во всех наших подразделениях – в Москве, Ульяновске и Кемерове. Это было и остается очень важным. Также пришлось уделять много времени и тому, чтобы своевременно доносить людям информацию, поясняя всю серьезность ситуации или сообщать о каких-либо изменениях.

Отмечу еще один момент, который нас удивил. Обычно во время кризиса люди стараются «затянуть пояса» и тратить меньше. В текущей ситуации мы увидели, что они действительно стали тратить меньше на рестораны, кино и путешествия, но при этом они начали тратить больше на другие покупки, в том числе на новую бытовую технику, ремонт квартиры или на новые шины. Это стало отличной проверкой нашей компании на гибкость, и мы сумели быстро адаптироваться и отреагировать на возросший спрос и увеличить производственные объемы. Могу сказать, что в итоге такие глобальные вызовы помогают команде сплотиться, сфокусироваться и работать эффективнее.

Единственное, что меня сейчас несколько беспокоит, это то, что в таком режиме мы работаем уже два года. Тем не менее, в Москве люди до сих пор ограничены в посещении работы, а у нас в Ульяновске действует частичный режим удаленной работы. Из-за этого межличностное общение сократилось, а это сильно снизило количество информации, которая обычно передается при непосредственном общении. А ведь такой обмен информацией очень важен для компании и для поддержания позитивного командного духа. Передо мной и перед другими руководителями компании сейчас стоит задача сохранить вовлеченность каждого сотрудника в производственный процесс и не потерять ту положительную динамику, которой удалось достичь.

Кстати, за этот год мы серьезно увеличили выпуск шин. Мы планируем и дальнейшее расширение производства, уже завезли новое оборудование.

– Вы работаете не только для российского рынка, но и на экспорт?

– Да, сейчас на экспорт идет 20% от всего производимого в Ульяновске объема. Из них 10% идет в Западную Европу, а остальные объемы – на рынки ближнего зарубежья. Это можно расценивать как доверие, которое оказывают нам наши клиенты, а также как показатель качества нашей продукции.

– Не так давно вас обязали маркировать все выпущенные шины. Решение, мягко говоря, не однозначное, но выполнять его пришлось. Были трудности на этом пути?

– Это был очень непростой процесс, который дополнительно осложнила пандемия. Кроме того, проблема заключалась еще и в комплексности и всеохватности этой задачи. Она затрагивала все наши внутренние процессы, импортеров, цепочки поставок, производственную линию, дилерскую сеть и конечных потребителей.

Отмечу еще две сложности, связанные с этим процессом. Первая – чрезвычайно сжатые сроки. Вторая – импорт части нашей продукции. Некоторые виды шин мы не производим в России, например, шины для сельскохозяйственной техники, для спецтехники, грузовиков, автобусов и т.д. И необходимость маркировки вынудила нас внести изменения в производственные процессы на многих других заводах, находящихся в других странах. Из-за одной неправильной цифры на этой маленькой наклейке, приходилось откатывать назад всю эту сложную систему, что чрезвычайно затрудняло ее работу. Кроме того, теперь приходилось учитывать множество дополнительных факторов, например, низкую температуру, при которой будут транспортироваться шины (насколько надежен клеевой состав? не отвалится ли бирка по дороге?).

Но, повторюсь, все эти вызовы только делают нас сильнее: наша команда мобилизовалась, объединилась и внедрила систему маркировки в указанные сроки. Отмечу также, что такого рода стресс-факторы помогают выявить в команде людей, способных быстро принимать ответственные решения, и которые в дальнейшем смогут занять руководящие посты.

– Иногда мне, гражданину России, кажется, что вся наша жизнь – борьба. Постоянно возникают какие-то новые инициативы со стороны правительства или депутатов, которые мне не нравятся. Например, одно из наших министерств все время пытается изменить систему утилизации шин, которая складывалась с таким трудом. Как вам жить и работать в таких условиях?

– Это все политика. Все обсуждаемые инициативы очень интересны и, в конечном итоге, могут серьезно повлиять на объем расходов внутри компании. Важно понимать причины, по которым появилась необходимость изменить существующую систему. Что это? Желание улучшить процессы переработки и повысить долю утилизированных шин? Необходимость повысить уровень неналоговых сборов для пополнения казны государства? Какая-то другая причина? При этом нельзя сказать, что какая-то причина «хорошая», а какая-то – «плохая».

Мы в Bridgestone cчитаем, что процесс утилизации необходим с точки зрения защиты окружающей среды. Система, которая существует сегодня в Европе, построена на стимулирующих рыночных факторах, которые появляются из года в год и мотивируют производителей к повышению объемов переработки. На своем опыте могу сказать, что положительная стимуляция, или условный русский «пряник», работает лучше, чем условный «кнут». В данном случае, помимо выгоды для бизнеса, вы получаете еще и дополнительный положительный эффект в виде защиты окружающей среды. Сегодня наша система переработки – это уже целая отрасль, которая не только эффективно работает, заботится об экологии, но и создает дополнительные рабочие места.

– Сырье, из которого вы производите продукцию, полностью импортное, или у вас есть и поставщики в России?

– Да, мы работаем как с зарубежными, так и с российскими поставщиками. В нашей компании есть целый департамент, который занимается развитием и локализацией сети поставщиков. И это выгодно не только для производства в Ульяновске, но и для компании Bridgestone в целом. В России есть очень много качественных поставщиков производственных и непроизводственных материалов, которые готовы развиваться и взаимодействовать с мировой экономикой. Наша задача – найти и наладить контакт с такой компанией в «правильное» время, когда сама компания заинтересована в этом. Таким образом, в выигрыше окажутся все – и компания-поставщик, и наша компания, которая получит базу качественных поставщиков, соответствующих всем мировым стандартам качества. Некоторые компании уже сейчас отвечают всем этим требованиям, некоторым – нужна поддержка, иногда – в большом объеме. Но мы считаем, что потраченные с нашей стороны усилия и время непременно окупятся в дальнейшем, поскольку позволят сэкономить на логистике. Зачем везти сырье из Сингапура, если есть хороший поставщик в России? Отмечу также, что большой разброс поставщиков по качеству – это нормальное явление для любой страны, будь то Германия, Швейцария или США.

– Мы с вами познакомились лет 12 назад, когда вы возглавили СП «Джи Эм – АВТОВАЗ» в Тольятти. Появились ли у вас «российские» увлечения за это время? Как проводите свободное время?

– Мне нравится знакомиться со страной, путешествовать на своей «Ниве» по новым местам, в том числе по сельской местности. Страна огромная и очень разная. Жаль, что в последние полтора года с этим стало сложнее, но, с другой стороны, благодаря новым обстоятельствам, общий ритм жизни несколько замедлился. И если раньше я летал в Москву самолетом, то сейчас я езжу туда на машине. Это позволяет мне исследовать новые маршруты и знакомиться с новыми интересными местами и ландшафтами.

Еще я люблю готовить. Это здорово снимает стресс в этот сложный ограничительный период. Готовить в уютной обстановке для друзей – отличный отдых, и могу сказать, что у меня неплохо получается.

Подписывайтесь
на наш телеграм-канал или на email рассылку

также подписывайтесь на наши соцсети

Комментарии 0
Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий, или войдите с помощью