АВТОСТАТ | Энтони Грейд, директор по дизайну Renault в Евразии (66.ru)

Событие

подробнее

Инфографика

Все публикации

15.07.16Прочитали 962 раз

Энтони Грейд, директор по дизайну Renault в Евразии (66.ru)

Энтони Грейд

В перерывах между форумами и дискуссиями директор по дизайну Renault в Евразии Энтони Грейд рассказал Порталу 66.ru, что екатеринбургского в новом пикапе Renault Alaskan, почему Ferrari рисовать скучно, а Duster – нет.

– Мы живем в эпоху глобализации, но почему тогда даже в соседних частях света автомобили одного бренда так сильно отличаются? Например, у Европы есть Renault Talisman, Kadjar, новый Megane с экспрессивным дизайном, а у России, Казахстана и Бразилии – Logan и Sandero.

– Все очень просто. В разных странах производство автомобилей проходит через разные стадии. В Европе уже дошли до более экспрессивного дизайна. Важно понимать, что когда мы заходили в Индию, Бразилию, Россию, то фокусировались поначалу на продуктах, которые уже были в нашей линейке. Но не все они подходят для новых стран с их принципиально другой культурой производства и иными предпочтениями клиентов. Поэтому мы взяли продукт, который уже был успешен, – это Logan, это Sandero – и вывели его, например, на российский рынок.

Конечно, изначально он был разработан для румынского бренда Dacia, но это был идеальный вариант и для России тоже. В том числе – для производства на территории России. Но мы не могли выводить эти продукты на рынок под незнакомым брендом Dacia, мы переименовали их в Renault.

Процесс производства автомобилей не сиюминутный, и вот мы уже идем дальше и выводим на российский рынок Kaptur. Согласитесь, он уже более выразителен в плане дизайна. Это уже чистый Renault. В дальнейшем все автомобили, в том числе для российского, бразильского, индийского рынков, будут экспрессивнее. Взять хотя бы Kwid – компактный бюджетный кроссовер, который мы продаем в Индии.

Да, он недорогой, но посмотрите, какой у него интересный, брутальный дизайн – этакий Duster в миниатюре! У него настоящий дизайн Renault. Это будущее наших продуктов.

Мы меняемся вслед за рынком. В той же России клиенты очень рациональны. Сейчас они не просто хотят какой-нибудь седан – они предъявляют разные требования к новому автомобилю, поэтому достаточно интересно создавать дизайн продуктов для России.

– Про Kaptur: насколько тяжело было адаптировать дизайн французской версии под принципиально иную техническую платформу? Осталось что-то общее с европейским Captur?

– Когда нас попросили разработать полноприводный Kaptur для российского рынка, мы переспросили у коллег: «Вы уверены?» Для нас это был реальный вызов. Мы справились: двери, крышка багажника, оптика – те же самые. Вместе с тем, если поставить рядом Captur и Kaptur, то вы увидите, что российская версия лучше подходит для вашего рынка. Он выше, шире, он более коренастый. К тому же это реальный внедорожник: я тестировал его у вас в Сочи, ездил в Красную Поляну и около. Kaptur лучше адаптирован к таким переменчивым условиям – в отличие от Captur европейского, который все-таки больше чисто городской автомобиль, просто большой хэтчбек.

– Вам не кажется, что мировой автопром потерял индивидуальность? Посмотрите на линейку любого крупного производителя – все машины не просто однотипны, они одинаковы! Яркий пример – Audi, BMW. Это же касается и массовых брендов.

– Наоборот. Я думаю, что никогда еще автомобильный дизайн не был так разнообразен, как в наши дни! Посмотрите на европейские автомобили, на японские – вы сразу отличите их друг от друга. Тем более отличите от американских.

Что касается однотипного дизайна в одном модельном ряду, то все производители хотят выделить и подчеркнуть свою идентичность, обособленность. BMW сильно отличается от Mercedes, в то время как Audi – это вообще не то же самое, что Mercedes.

Идентичность продает: клиенты ведь – люди очень консервативные. Они всё еще покупают автомобиль глазами.

– Кстати про идентичность. Во Франции очень сильны культурные традиции, традиции искусства. С чем бы вы сравнили современный французский автодизайн – в нем больше от живописи или от французской литературы? От Мольера или от Моне?

– С каким-то конкретным автором трудно сравнить. Скажу лишь, что Renault для меня – это очень эмоциональный бренд, чувственный. Притом легко читаемый и очень простой. Это важно: мы не дистанцируемся от публики своим дизайном, он не холодный, а понятный всем. При этом французский, а значит – эмоциональный.

– Вам лично что интереснее: создавать дизайн простых, бюджетных автомобилей или создать что-нибудь для люксового сегмента?

– Классический вопрос, который я часто задаю себе и который мы обсуждаем со студентами: «Хотите ли вы нарисовать Ferrari?» Нет, не хочу. По-моему, гораздо труднее и интереснее было создать тот же Kwid для Индии. Знаете, нарисовать красивый седан не так уж сложно. Нарисовать спорткар – тем более: важно просто соблюсти пропорции. Тот же Duster – да даже Stepway! – создавать было стократ интереснее.

– В России у Renault достаточно большое представительство, со своим штатом испытателей и инженеров, а дизайнеры там есть?

– Нет, у нас есть завод, штаб-квартира в Москве, а команда дизайнеров есть только у АвтоВАЗа в Тольятти. В головном же дизайн-центре работают специалисты 29 национальностей – в том числе русские, в том числе один екатеринбуржец, кстати! Андрей Басманов вместе с нами только что закончил работу над пикапом Renault Alaskan.

Российских специалистов в концерне много – и в Renault, и в Nissan. Думаю, они обязательно еще приложат руку к созданию многих автомобилей для всех рынков.

66.ru

 
Загрузка...