Событие

Dealer UP!

Как поднять продажи автомобилей  и увеличить прибыль.

До начала осталось 2 дней

подробнее

Отчет в фокусе

Автомобильный рынок России 2016

Автомобильный рынок России 2016

Дата выхода 26.04.2016

Формат А4, 293 стр.

Цена 37900 руб.

Аналитическое агентство «АВТОСТАТ» выпускает справочное издание «Автомоб...

26 апреля подробнее

Инфографика

Соотношение продаж новых и традиционных моделей LADA

Ханс Тарделль, гендиректор «Скания-Русь» («Ведомости»)

Ханс Тарделль.jpg

Гендиректор «Скания-Русь» Ханс Тарделль о перспективах российского рынка грузовых автомобилей и автобусов.

Продажи шведской Scania в России падают сильнее рынка, но марка остается лидером среди европейских производителей грузовиков. Тем временем владелец марки – группа Volkswagen решила реорганизовать свой грузовой бизнес в России: местные производства грузовиков Scania и MAN (марка также входит в группу Volkswagen) будут объединены в Санкт-Петербурге на одной площадке – с 2016 г. машины обеих марок будет выпускать завод «МАН трак энд бас продакшн рус». Этот завод новее и к тому же имеет свои окрасочные мощности: проект обошелся в 25 млн евро в отличие от 10 млн евро, вложенных в создание производства для сборки грузовиков Scania.

На завод MAN до сентября 2016 г. будет перенесено все оборудование для выпуска Scania, находящееся в арендуемом сейчас компанией производственном корпусе; туда же переведут всех сотрудников завода – их около 60 человек, рассказал представитель компании. Мощность «МАН трак энд бас продакшн рус», которая останется прежней, бренды поделят пополам. Но при текущем спросе на грузовики в России даже этого много.

Возглавит объединенную производственную компанию нынешний директор завода «Скания-Питер» Ино Муберг. Ее название, структура владения пока не определены, но, скорее всего, это будет паритетное СП Scania и MAN, говорил источник «Ведомостей», близкий к одной из сторон. После объединения заводов в России дистрибуторские компании обоих брендов сохранят самостоятельность, подчеркивает гендиректор одной из них, «Скания-Русь», Ханс Тарделль.

О том, как Scania ведет себя во время затяжного кризиса на российском рынке, что предлагает клиентам и как развивает сотрудничество со своим локальным партнером, группой ГАЗ, – Тарделль рассказал в интервью «Ведомостям».

– Почему было решено перенести производство грузовиков Scania в Санкт-Петербурге на мощности соседнего завода MAN? Какого эффекта вы ожидаете?

– Когда в 2010 г. мы открывали завод «Скания-Питер», то планировали, что наши продажи в России будут на уровне 10 000 машин в год. Однако по разным причинам этого не было достигнуто. Так, в 2015 г. завод произведет около 300 единиц техники при мощности 7500 шт. в год. Примерно такие же объемы сейчас и на заводе MAN. Поэтому было принято решение об объединении этих площадок с целью сокращения производственных издержек. Реализация проекта займет примерно год.

– Что будет с участком, который сейчас занимает завод Scania?

– Это для нас не проблема: участок мы арендуем.

– Решение было связано только с падением спроса на российском рынке?

– Оно было ускорено текущей ситуацией на рынке. Но есть более фундаментальные причины, связанные с взаимодействием в рамках общего концерна, включая совместные с MAN разработки, закупки. Но хочу подчеркнуть особо: производственное объединение не затронет ни нашу ценовую политику, ни модельный ряд, предлагаемый российским потребителям.

– А планируете объединить дилерские сети Scania и MAN в России?

– Нет, коммерческие операции обоих брендов останутся неизменными.

Слабый рубль подкосил рынок

– Когда мы с вами общались в 2012 г., рынок рос и вы говорили, что все зарубежные автопроизводители стремятся прийти в Россию. Какие настроения на рынке царят сейчас? Как изменилась конкурентная среда?

– Основные европейские бренды уже присутствуют в России и уходить не собираются. Что касается азиатских производителей, то здесь ситуация разнородная: некоторым пришлось покинуть рынок, а присутствие тех, кто остался, небольшое. На этом фоне кто-то увеличил долю на рынке, кто-то – сократил. Наша доля выросла.

Россия – сложная страна для утверждения присутствия на рынке, прежде всего из-за ее больших размеров. Когда клиент покупает такой высококачественный автомобиль, как Scania, то ожидает, что сможет получать поддержку, сервис от производителя везде, где бы он ни находился. Поэтому нужно иметь разветвленную дилерскую сеть по всей стране. И для нас поддержка клиентов – цель номер один. Я в России с 2004 г., и, когда я вступил в должность директора ООО «Скания-Русь» в 2009 г., у нас было 30 дилерских центров; к концу 2015 г. их число увеличится до 62.

– На какие продажи вы рассчитываете в России по итогам 2015 г.?

– В этом году мы ожидаем продажи около 2100 единиц. Для сравнения: в прошлом году было зарегистрировано 5499 шт. Вот они – жестокие реалии сегодняшнего рынка коммерческой техники. Продажи европейских брендов упали более чем на 60%, в целом рынок сократился на 50%.

– Чем объясняется столь сильное падение продаж? Удорожанием техники из-за девальвации рубля?

– Да, в первую очередь это девальвация рубля, которая делает для покупателей более сложным выбор европейской техники.

– Насколько вы повысили цены в России?

– Примерно на уровне девальвации. Продаем мы, конечно, в рублях. Но основное производство расположено в Европе, большая часть техники импортируется.

– Вы повысили цены, но ваши потребители в России в этом году стали не богаче, а, скорее, беднее. Что вы делаете, чтобы привлечь новых покупателей и удержать текущих клиентов?

– Покупая технику Scania, наш потребитель, как ни странно, экономит – из-за меньших затрат на топливо, сервисное обслуживание, из-за высокой остаточной стоимости машин. С учетом усилившегося кризиса на рынке в 2015 г. мы предложили в России новое пакетное, комплексное предложение, позволяющее получить дополнительные услуги – лизинг, сервисное обслуживание, систему управления парком, обучение водителей и проч. – по более низкой цене, чем если бы эти опции использовались отдельно.

– За время кризиса в России много ли сотрудников вы уволили, чтобы оптимизировать штат? Планируете ли новые сокращения, в том числе из-за объединения двух заводов?

– Мы не проводим сокращений, и не думаю, что они произойдут в связи с этим проектом. Сейчас непростое время для всех – и для производителей техники, и еще сложнее приходится дилерам. Но больше всего страдают покупатели, поэтому все наши усилия сконцентрированы на их поддержке.

Объемы мешают локализации

– Девальвация рубля не только вредит, но и помогает компаниям, имеющим высокую степень локализации в России. Остается ли в ваших планах повышение локализации?

– Мы давно занимаемся вопросами локализации – начиная с того времени, как открыли в Санкт-Петербурге завод автобусов (позже их выпуск прекратился. – «Ведомости»). Уровень локализации тогда был достаточно высоким – около 30%. И когда мы начали производство грузовиков, у нас была образована команда, которая целенаправленно занималась поиском поставщиков автокомпонентов в России. Этим продолжила заниматься совместная команда Scania и MAN. К сожалению, за все это время было немного случаев успешных поисков локальных поставщиков. Но работа продолжается. Проблема – в качестве компонентов, выпускаемых в России, а также в небольших объемах, которые мы можем заказать у российских поставщиков.

– Вопрос производства кабин в России сейчас не обсуждается?

– В настоящее время мы такую возможность не рассматриваем. Опять же вопрос в объемах – как нашего производства в России, так и текущего спроса на рынке. Но мы верим в российский рынок, мы уверены, что он восстановится. И как только у нас будут продажи на уровне 10 000 единиц в год, мы наверняка снова вернемся к вопросу организации выпуска кабин в России.

– А когда вы можете выйти на такие продажи? Это перспектива 2017 г.? 2018 г.?

– Когда мы открывали завод в 2010 г., то рассчитывали выйти на 10 000 в год в 2016–2017 гг. Но проблемы, возникшие в российской и глобальной экономике, перечеркнули эти планы. Я предполагал, что рынок в 2015 г. будет больше, чем сейчас. Но снижение цен на нефть больно ударило по российской валюте и экономике в целом, негативно отразилось на отрасли и нашей компании в частности. И честно говоря, я не думаю, что в следующем, 2016 году нефть вернется на приемлемые уровни. Впрочем, как и другие сырьевые товары. Поэтому я ожидаю, что объем рынка в 2016 г. сохранится в пределах текущего года. Я рассчитывал, что рынок нащупает дно в начале IV квартала текущего года, но пока это не просматривается. Возможно, дно мы увидим в начале 2016 г. Я на это надеюсь.

– Один из вариантов решения проблемы текущих небольших объемов производства автомобилей, которые не позволяют заинтересовать локальных поставщиков, – помощь в экспорте их продукции за рубеж. Так хотят сделать ряд глобальных автоконцернов, построивших в России автозаводы. Есть ли у вас такие планы?

– Конечно. Наши локальные поставщики получают статус глобальных поставщиков Scania. Кроме того, мы ведем переговоры с нашими глобальными поставщиками из других стран, с тем чтобы они организовали производство в России – для поставок нам и нашим конкурентам, опять же для формирования нужных объемов.

– А вы поставляете какую-либо технику, выпущенную в России, за рубеж? Если да, то планируете ли эти поставки увеличить?

– Нет, сейчас мы не экспортируем технику, выпускаемую в Санкт-Петербурге. Завод открывался для нужд российского рынка. Но возможны поставки для стран [Евразийского экономического] союза. Опыт экспорта из России у нас есть – мы отправляли за рубеж выпускаемые здесь автобусы.

Шведская закалка

– По поводу автобусов: вы ранее сотрудничали с группой ГАЗ, поставляя ей свои шасси. Сотрудничество продолжается?

– Да, и как раз по этому направлению мы хотим усилить сотрудничество с группой ГАЗ. Оно продолжается уже несколько лет и достаточно успешно. В частности, это подтверждает наш совместный проект поставки более 700 автобусов на шасси Scania для транспортных нужд Олимпийских игр в Сочи. Мы считаем очень важным соединить нашу экспертизу по производству ряда компонентов для автобусов с экспертизой группы ГАЗ – очень сильного локального игрока – с их знанием местного рынка.

– Каковы объемы поставок шасси группе ГАЗ?

– В этом году в связи с общим сокращением рынка наши поставки шасси в адрес группы ГАЗ, естественно, тоже сократились. Не могу назвать цифры, но мы убеждены в том, что в дальнейшем объемы увеличатся. Мы разрабатываем для российского рынка новые продукты, в частности, очень плотно занимаемся шасси с газовыми двигателями.

– Выпуск газомоторной техники – одно из направлений, поддерживаемых государством. На какие продажи такой техники в России вы рассчитываете?

– Не могу обнародовать цифры. Но мы верим в этот рынок – как газовых автобусов, так и газомоторных грузовиков.

– Просите ли вы российское правительство или администрацию Санкт-Петербурга о поддержке?

– Нет, мы никогда не обращались за господдержкой.

– В легковом сегменте группа Volkswagen достаточно активно лоббирует свои интересы в России. Почему вы предпочитаете справляться собственными силами?

– Текущие продажи в России не позволяют нам организовать полномасштабное производство. Поэтому мы всегда рассчитывали на свои силы. Конкуренция сделала Scania очень сильной компанией. Как вы знаете, в Швеции есть еще один очень крупный игрок (Volvo Group. – «Ведомости»). И конкуренция двух таких сильных брендов закалила нас (улыбается).

– Тем не менее вы участвуете в госзакупках – в том числе через группу ГАЗ, поставляя им свои шасси для выпуска автобусов. Рассматриваете поставки той же группе ГАЗ еще и грузовых шасси?

– Этот вопрос пока не обсуждался.

– А какова доля госзакупок в ваших продажах?

– Мы в основном продаем свои машины частным заказчикам. Возвращаясь к сотрудничеству с группой ГАЗ: мы уделяем очень большое внимание нашей кооперации в выпуске совместной продукции и дальнейшей локализации. В 2016 г. мы планируем запустить продажи автобусов «ЛиАЗ» на шасси Scania через нашу дилерскую сеть – сначала в России, а в перспективе рассмотрим возможность экспорта.

Перспективные гибриды

– Вы верите, что в ближайшей перспективе в России будут востребованы коммерческие электромобили на электрической тяге? Что может предложить российским потребителям Scania?

– Да, безусловно, у Scania есть гибридные машины, совмещающие дизельный и электрический двигатели. И мы считаем, что это направление перспективно.

– А что вы думаете о беспилотной технике? Эта тема становится модной и в России: такой проект в сфере коммерческого транспорта реализует «Камаз», интерес проявляет и ваш партнер – группа ГАЗ. Каковы перспективы таких машин в России?

– Я не считаю российский рынок особенным. Все, что возможно в Европе, возможно и здесь. Тема выпуска техники с автономным управлением абсолютно актуальна, в том числе для России. Единственное – это будет внедрено здесь немного позже, чем в Европе, поскольку такие технологии требуют больших инвестиций. Scania тоже в этом участвует: совместно с шведским Королевским технологическим институтом мы создали лабораторию перспективных технологий в области транспорта, реализующую проекты в том числе и в области автономного управления.

«Ведомости»

13.10.15 «Ведомости»
Метки: scania
 

Новости на эту тему

Статьи на эту тему