АВТОСТАТ | Владимир Моженков, президент ассоциации «Российские автомобильные дилеры» («Деловой Петербург»)

Инфографика

Все публикации

11.08.15Прочитали 122 раз

Владимир Моженков, президент ассоциации «Российские автомобильные дилеры» («Деловой Петербург»)

Владимир Моженков.jpg

Президент ассоциации «Российские автомобильные дилеры» Владимир Моженков рассказал, когда авторынок достигнет дна, какие перспективы у российского и китайского автопрома, почему дилеры работают в ноль и что им делать, чтобы удержаться на плаву.

– Как в нынешней ситуации резкого спада авторынка чувствует себя Петербург?

– Петербург чувствует себя так же, как и страна. Не очень хорошо. Такого падения за всю историю авторынка России не было. По данным АЕБ, рынок упал на 36%, а по данным о постановке на учет – на все 45%. На 23% сократился рынок машин с пробегом. В итоге к концу года будет продано в общей сложности 5,9–6 млн машин по сравнению с 8,6 млн машин в 2014 году. Масштаб бедствия огромен, учитывая, сколько было сделано, чтобы создать автомобильную отрасль в России.

Все крупные мировые автопроизводители разместились у нас. Это большое завоевание. Авторитейл также развивался стремительно. Мы посчитали, что на 1 февраля в стране работало 4398 дилерских центров. Инвестиции россиян в их создание составили почти $15 млрд. Это вдвое больше, чем вложили мировые производители. Посмотрите на наши дилерские центры – многие похожи на дворцы по сравнению с европейскими. Планка была очень высокой.

За это мы и расплачиваемся. Если раньше срок окупаемости дилерского центра был 3–5 лет, то в текущих условиях – более 10 лет. Многие центры строились на заемные средства с расчетом на хорошие продажи. Сейчас старые расчеты можно выкинуть и думать, как отдавать кредиты.

– А как автодилеры приспосабливаются к ситуации?

– Во–первых, закрываются. Если банкротятся, то тихо, без шума. В прошлом году закрылось 311 центров по стране. Во–вторых, перепрофилируются под другую марку или подержанные автомобили. Есть, конечно, и те, кто растет и развивается, но их немного. Сейчас продажа машины в ноль – уже событие. В нашей отрасли давно о марже забыли, лишь бы выжить. Рынок упал настолько, что чуть ли не каждый клиент разоряет дилера, потому что ценовое предложение играет главную роль.

Но надо помнить, что каждый автоконцерн заинтересован в сохранении своей дилерской сети и доли рынка. Многие импортеры и дистрибьюторы делают дисконтные программы, хорошие кредитные предложения, стараясь сохранить долю рынка.

Не продав автомобиль, нельзя продать страховку, зимнюю резину, сервис, аксессуары, гарантийное и постгарантийное обслуживание. Так что продажа машины – это ядро. Я бы также посоветовал обратить внимание на рынок машин с пробегом, который падает, но не так резко.

– Какие меры принимает Минпромторг для поддержки отрасли?

– Впервые в России действует лизинг для физических лиц. С 15 мая, по нашим данным, уже 5,5 тыс. россиян воспользовались этой услугой. Лизинговый ежемесячный платеж значительно меньше, чем платеж по кредиту. Из 30% первого взноса государство выплачивает 10%. Машину можно или вернуть, или внести остаточный платеж и выкупить ее у компании. РОАД участвовали в разработке этой программы, и мы благодарны Минпромторгу за поддержку. Кроме того, в марте продлили программу льготного автокредитования, по которой в этом году уже продано более 70 тыс. автомобилей. Подарком для россиян стала ставка ниже 9%, вот почему уже в июне каждый третий автомобиль приобретался в кредит.

Также огромную роль играет государственная программа обновления автопарка. Всего правительство выделило отрасли около 25 млрд рублей. Без этого рынок падал бы куда стремительнее.

– Уход GM сильно ударил по дилерам?

– Дилерам GM придется несладко, другие импортеры и дистрибьюторы не спешат расширять сеть, чтобы не ухудшить положение других дилеров. РОАД направили импортеру письмо с просьбой разъяснить, кто будет поставлять дилерам запчасти, заключать договоры на гарантийное и постгарантийное обслуживание, будут ли платить неустойки.

Перспективы у китайцев есть. Китайское правительство выделяет огромные деньги на поддержку своих компаний, которые скупают в разных странах активы и начинают выпускать свою продукцию. Поэтому китайцы ведут переговоры о размещении автозаводов. Они подняли цены в связи со скачком курса доллара, но качество их машин растет.

– Чем, кроме цены, объяснить ажиотаж вокруг российских марок?

– ГАЗ, УАЗ и АвтоВАЗ имеют уровень локализации 70–80% и поэтому находятся в более выигрышном положении, потому что цены на их продукцию выросли не так резко. Но, кроме того, за последнее время они повысили качество и вполне могут бороться за хорошую долю рынка. Появилось «окно возможностей» нарастить продажи, и мы видим, что они многое для этого делают.

– То есть рынок будет состоять из российских и китайских машин?

– Никогда. Российский потребитель должен иметь возможность всегда выбирать лучшее из многого. Сейчас мировые стандарты принадлежат немецким, японским и корейским производителям.

– Каков ваш прогноз на 2016 год?

– Если санкции отменят до конца года, то шанс на восстановление рынка в ближайшие несколько лет есть. Но думаю, эта ситуация может продлиться очень долго. Кто–то уйдет в серую зону, более 1 тыс. центров могут закрыться. Если темпы останутся такими же, то это уже не падение, а катастрофа. В отсутствии глобальных экономических реформ надежда лишь на то, что сегодня в России насчитывается более 41 млн легковых автомобилей 56 мировых марок. Из них почти 25 млн старше 10 лет. Этот парк должен обновляться, отложенный спрос будет нарастать. Уверен, что мы останемся автомобильной державой, для россиян машина – не просто средство передвижения, а член семьи.

«Деловой Петербург»