АВТОСТАТ | Джулио Пасторе, глава европейского офиса Maserati («Клаксон»)

Инфографика

Все публикации

07.07.15Прочитали 362 раз

Джулио Пасторе, глава европейского офиса Maserati («Клаксон»)

Джулио Пасторе.jpg

В то время как для некоторых автомобильных компаний встал вопрос выживания в нашей стране, “Maserati”, наоборот, планирует активизировать экспансию и закрепиться на российском рынке всерьез и надолго. Об этом корреспонденту “Клаксона” рассказал глава европейского офиса “Maserati” Джулио Пасторе.

– Считаем, что для нас именно сейчас настал правильный момент для инвестиций в российский рынок. Во-первых, мы относительно недавно обновили модельный ряд, выпустив “Quattroporte” и “Ghibli”, на подходе первый кроссовер в истории марки – “Levante”.

Во-вторых, экономическая ситуация сейчас хоть и не самая лучшая, но мы уверены, что в итоге все наладится, и к этому мы должны быть готовы. В 2017 году планируем продать в России 1.500-1.800 автомобилей. Большие надежды возлагаем на “Levante”. Кроме Москвы наметили открытие дилерских центров в Санкт-Петербурге, Краснодаре и Екатеринбурге. Потому что верим в высокий потенциал российского рынка. Может, чуть позже запланированного, но цели в любом случае достигнем. Пока самая большая проблема для нашей компании – нестабильность национальной валюты. Но думаю, как раз к моменту запуска “Levante” все будет в порядке.

– С выходом “Ghibli” компания сильно понизила планку входа в свой клуб, хотя у “Maserati” остается репутация производителя роскошных автомобилей. Планируете дальше двигаться в этом направлении или “Ghibli” останется базовой в модельном ряду?

– Моделей дешевле “Ghibli” у нас не будет точно. Ниже сегмента премиум-седанов не опустимся. Этот автомобиль мы создали, чтобы достичь цели по продажам в 65.000-70.000 машин по всему миру в 2018 году. В том же ценовом сегменте, что и “Ghibli”, будет находиться кроссовер “Levante”. В будущем модель должна занимать 45% от нашего общего объема продаж. Такой оптимистичный прогноз основывается на анализе роста рынка кроссоверов во всем мире. Первым по важности для “Levante” стоит Китай, потом идут США и Европа. Рассчитываем, что 15-20% от объема европейских продаж кроссовера придется на Россию.

– “Maserati” входит в концерн “FIAT Chrysler”. Насколько компании удается оставаться независимой внутри большого холдинга?

– Мы полностью свободны и вольны развивать компанию так, как считаем нужным. Все потому, что сами себя финансируем, и в маркетинге нам никто не указ. Например, с “Levante” нам предлагали воспользоваться проверенными технологиями “Jeep”, но мы отказались и решили взять за основу свою полноприводную платформу от “Ghibli”.

“Levante” с точки зрения техники будет настоящим “Maserati”. Внутри концерна мы сотрудничаем сейчас только с “Ferrari”. Не зря наши компании в Италии называют кузинами. Мы очень похожи, и инженеры “Ferrari” делают для нас двигатели V8. Но над новыми моторами будем работать сами. Наши партнеры выделили на заводе в Маранелло отдельную линию для производства собственных двигателей. “Ferrari” переходит на турбомоторы, а “Maserati” будет делать ставку на гибриды. Первым эту новую силовую установку к концу 2017 года получит “Levante”. Чуть позже – все остальные наши модели.

До 2020 года европейское законодательство в плане экологии сильно изменится, поэтому мы вынуждены к этому готовиться. Но полностью электрическими наши автомобили не будут. Все-таки хотим сохранить наш особый спортивный дух...

«Клаксон»

 
Загрузка...