АВТОСТАТ | Дмитрий Иванов, руководитель марки Volkswagen компании «Авто АЛЕА» («Кузов»)

Инфографика

Все публикации

03.12.14Прочитали 146 раз

Дмитрий Иванов, руководитель марки Volkswagen компании «Авто АЛЕА» («Кузов»)

Минпромторг сообщал, что при сдаче автомобиля в утиль можно получить скидку на покупку новой легковой машины в 50 тыс. рублей, и 350 тыс.– за утилизацию грузовиков.

Рынок сейчас остро нуждается в мерах, способных оживить продажи, дать стимул утратившему оптимизм потребителю. И программа утилизации, однажды уже показавшая свою эффективность, снова применена. Пусть на сей раз она работает иначе и не может быть признана «наследницей» прежнего опыта, в т.ч. из-за нашего участия в ВТО. Однако по-прежнему стимул влияет на потребителя, а рынок предлагает опции. Так, по программе утилизации можно воспользоваться и услугой trade- in, получив скидку 10–50 тыс. рублей. На осуществление проекта государством выделено из бюджета 10 млрд руб., которые передаются компаниям-производителям. Предполагается до конца года реализовать по программе более 170 000 автомобилей.

Подробнее о программе, а также о её влиянии на динамику российского авторынка наш корреспондент побеседовала с Дмитрием Ивановым, руководителем марки VW компании «Авто АЛЕА».

– Дмитрий, участвует ли компания «Авто АЛЕА» в программе?

– Дело в том, что на государственном уровне программа утилизации пока не работает. Постановление о начале её действия Минпромторгом принято, но конкретных схем выполнения, а также денежных средств как таковых, не поступало. Поэтому концерны, которые производят автомобили на территории России, запустили собственные программы утилизации в надежде, что государство потом компенсирует денежные потери, связанные с предоставлением скидок дилерам. Из четырёх марок, находящихся в портфеле компании «Авто АЛЕА», под программу утилизацию попал только Volkswagen.

– Вы говорите про весь модельный ряд Volkswagen?

– Среди легковых автомобилей в программе утилизации принимают участие только объёмообразующие модели – Polo седан, Jetta и Tiguan. Среди коммерческих автомобилей – Volkswagen Caravelle, Caddy, Multivan и Crafter.

Если смотреть по модельному распределению, то по доле вовлеченности лидирует Tiguan. На продажи модели по программе утилизации, а именно через механизм trade-in, приходится до 50% общего объёма. Polo седан – порядка 20%. Этот автомобиль востребован у корпоративных клиентов, а они услугами trade-in не пользуются. По частным лицам всплеск произошёл на 10%. Таких показателей достиг и Volkswagen Jetta.

– Есть ли возможность «удвоить» эффект: сдать один автомобиль в утиль, а другой – по схеме trade-in, т.е. получить две скидки?

– Нет, скидки не суммируются. Правила о предоставлении скидок прописаны импортёром. Поскольку они не регламентируются законодательством, то производитель сам устанавливает свои цены и скидки в программе утилизации. Например, Volkswagen даёт право автовладельцу при сдаче в утиль Tiguan получить скидку на покупку нового автомобиля в размере 90 000 рублей, а через trade in – 75 000 руб.

– В каком состоянии принимаются автомобили для утилизации?

– Абсолютно любую машину владелец может сдать в утиль. Чётких инструкций от Минпромторга не поступало. На сегодня требование одно: автомобиль перед утилизацией должен находиться в собственности у владельца не менее 6 месяцев и быть комплектным.
У Volkswagen программа утилизации вступила в силу с 15 сентября. Поэтому, если владелец раньше сдал автомобиль в утиль, то под программу предоставления скидок он не попадает.

– Каков процесс приёмки в утиль? Как и кто потом возмещает скидку дилеру?

– Автовладелец приезжает в компанию, которая занимается утилизацией, сдаёт автомобиль и получает свидетельство об утилизации. С этим свидетельством он приходит к дилеру, выбирает новый автомобиль, участвующий в программе. Дилер оформляет покупку и предоставляет клиенту скидку, которая распространяется как на автомобиль из наличия склада, так и на заказанный с завода. Далее дилер собирает определённый пакет документов, включая свидетельство об утилизации, и направляет его импортёру. На основании этих документов импортёр в следующем месяце начисляет дилеру определённую сумму.

Уточню: при работе первой волны программы, в 2010 году, дилер получал деньги непосредственно от государства, а не от автопроизводителя. Кроме этого, у нас в компании существовал специальный отдел подержанных автомобилей, который на основании договора с утилизационной компанией принимал машины в утиль. Клиенты могли привозить к нам в дилерский центр автомобиль, специалисты проверяли его на соответствие требований для сдачи в утиль и грузили на автовоз, который вывозил его на специальные площадки.

– Сейчас в дилерский центр не стоит доставлять старый автомобиль, чтобы оформить его для утилизации?

– В 2010-м программа действовала продолжительное время, и поток клиентов был очень большой. Поэтому мы вынуждены были самостоятельно принимать автомобили на утилизацию. Сейчас такого потока на утилизацию нет. Поэтому мы просим клиентов, чтобы они либо предоставляли акт о приёме-передаче машины, либо доставляли автомобиль, уже снятый с учёта для утилизации, о чём должна свидетельствовать отметка в ПТС.

– Если государство откажется от обязательств и не станет выделять деньги представительствам, как дилер и представительство будут решать вопрос? Представительство гарантирует уже сегодня, что к дилеру не будет претензий, и деньги будут возвращены?

– Если рассматривать механизм, то согласно ему дилер получает деньги от представительства сразу, и поэтому он теоретически не пострадает. А вот сам импортёр понимает риски и подстраховался: госпрограмма рассчитана до конца года на объём 170 000 автомобилей. Велика вероятность, что деньги, выделенные государством, могут закончиться раньше. Поэтому импортёры ввели ограничение действия акции до 31 октября. Насколько я помню, уже сейчас 80% выделенных на утилизацию государственных денег реализовано.

– По Вашим наблюдениям, как утилизация повлияла на уровень продаж «Авто АЛЕА»?

– В первые 2 недели с момента запуска программы поток машин, реализованных через trade-in, вырос примерно на 20%. В утилизацию машины сдают редко, мы принимаем за 2 недели всего 1–2 машины, а вот в trade-in – порядка 40–45.

– Как Вы считаете, эффект от утилизации после её завершения сохранится в долгосрочной перспективе?

– Если суммировать все предоставляемые компанией акции и скидки, включая утилизацию, на примере Volkswagen Tiguan, то выгода на приобретение нового автомобиля составит порядка 200 000 рублей. Разумеется, программа утилизации в период её действия вызовет всплеск продаж, который по инерции сохранится какое-то время. Когда программа завершится, думаю, эффект иссякнет. К тому же мы увидим традиционное январско-февральское падение рынка. А вот декабрь будет достаточно активный, несмотря на то, что программа утилизации уже по факту действовать не будет.

Вопрос о перспективах следующего года сложный. Сейчас действует такое количество скидок, что, я думаю, импортёр уже не в состоянии предоставить сезонные акции даже в январе. На мой взгляд, из-за роста курса валют с нового года произойдёт подорожание автомобилей не на 1,5–2% как обычно, а больше. Те машины, которые производились в этом году, будут автоматически дешевле.

– Массовый сегмент сейчас на спаде, в то время как премиальные бренды неплохо продаются. Как обстоят дела у «Volkswagen Авто АЛЕА» с дорогими моделями?

– Рынок в ожидании новинок, поэтому роста спроса уже не произойдёт: в июле во Франции был презентован Volkswagen Passat B8 – родоначальник новой линейки. В Германии он уже продаётся. В «Авто АЛЕА» мы ожидаем новую модель не раньше мая следующего года. Продажи Passat составляют порядка 25 машин в месяц. То же самое касается и Passat СС, Touareg и Phaeton. Никаких колебаний по ним нет.

«Кузов»