АВТОСТАТ | Есиаки Хираиси, глава Bridgestone в России и СНГ («РБК daily»)

Инфографика

Все публикации

14.05.13Прочитали 122 раз

Есиаки Хираиси, глава Bridgestone в России и СНГ («РБК daily»)

Японская корпорация Bridgestone – крупнейший мировой шинный производитель – объявила в апреле о начале строительства собственного производства в России. Инвестиции в завод мощностью 4 млн шин в год составят 12,5 млрд руб. О том, какие преимущества даст компании внутрироссийское производ­ство, почему в качестве площадки выбрана Ульяновская область, а в качестве партнера – Mitsubishi, корреспонденту РБК daily Олесе Ельковой рассказал генеральный директор ООО «Бриджстоун СНГ» Есиаки Хираиси.

– Г-н Хираиси, буквально пару месяцев назад на вопрос журналистов о возможности строительства завода в России вы ответили, что необходимо «сохранять имидж японского качества». Все решили, что у компании нет планов по созданию производства в России.

– Боюсь, это «трудности перевода». Обычно на вопрос о российском заводе я отвечал, что мы изучаем ситуацию. У нас всегда было (и есть) желание утвердиться на российском рынке. И я никогда не настаивал на ярлыке Made in Japan («Сделано в Японии»). Другое дело – «японское качество», сделано по японским стандартам. То есть Made by Bridgestone («Сделано Bridgestone»), неважно, в Японии, или в России, или в другой стране.

– Вы собираетесь производить в России только шины под брендом Bridgestone?

– Иногда нам поступают запросы от клиентов на более бюджетный бренд (второй бренд Bridgestone – Firestone, – РБК daily.). Но мы удаляем очень большое внимание безопасности. И все больше водителей обращают внимание на безопасность, особенно при выборе зимних шин. И они готовы платить больше за безопасность, а не покупать дешевые покрышки. Поэтому пока мы хотим сконцентрироваться только на бренде Bridgestone.

– Какое вообще принципиальное преимущество дает производство в России?

– Ключевое преимущество – это гибкость. От нее выиграем и мы, и наши клиенты. Сейчас мы ввозим шины в Россию из других стран: из Японии, Таиланда, Индонезии, Турции, европейских стран. Но логистика занимает много времени: на доставку шин из Японии морем уходит больше месяца, а самолетом везти дорого. Мы видим от российских клиентов спрос на тот или иной типоразмер, но вынуждены ждать больше месяца, пока шины доставят. Когда же мы разместим производство в России, мы сможем гораздо оперативнее реагировать на потребности рынка.

– Российский авторынок последнее время замедлил темпы роста. Не боитесь, что к 2016 году, когда вы запустите завод, ситуация на шинном рынке изменится в худшую сторону?

– Мы смотрим на рынки в средне- и долгосрочной перспективе. Возможно, в ближайшие два-три года будет некий спад экономики, но это не угадаешь. Да нам это и неважно. В перспективе пяти-десяти лет темпы роста рынков России и СНГ будут одними из самых высоких в мире.

– Почему именно Ульяновская область?

– У нас было много вариантов, и все их нужно было проанализировать по множеству критериев. Взвесив все «за» и «против», мы выбрали Ульяновск. Одним из решающих факторов стала заинтересованность местных властей. Они действительно очень хотели видеть нас с своем регионе, мы отметили их позитивный настрой и интерес. К тому же у администрации Ульяновской области уже есть опыт работы с иностранными компаниями, и они понимают, что нужно инвестору: инфраструктура, человеческие ресурсы.

– Они вам также предложили очень выгодные налоговые условия.

– Это, конечно, тоже важный критерий. Но не главный.

– Ваши коллеги из Yokohama не уложились в первоначальные сроки запуска завода в России. Их опыт чему-то вас научил?

– Мы знаем то же самое, что и все: что Yokohama запустила завод с задержкой. Но почему это случилось, мы не знаем. Мы со своей стороны сделаем все возможное, чтобы уложиться в сроки. И верим, что у нас все получится, особенно с таким сильным партнером, как Mitsubishi (Mitsubishi получит 10% в Bridgestone Tire Manufacturing C.I.S. – структуре, которая будет управлять новым заводом, а также 20% в торговой компании «Бриджстоун СНГ». – РБК daily).

– В чем будет функция Mitsubishi в этом проекте?

– Помочь нам оптимизировать бизнес, в частности производственные процессы. К тому же у них есть опыт работы в России. Мы и раньше работали с Mitsubishi, особенно успешно – в Таиланде.

– Вы будете поставлять шины калужскому совместному предприятию Mitsubishi и Peugeot-Citroen?

– Пока мы вообще не собираемся поставлять шины с российского завода на первичную комплектацию, только на замену. Возможно, когда-нибудь в будущем у нас такая возможность появится.

– Как вы будете сбывать свою продукцию?

– Через «Бриджстоун СНГ».

– Когда вы начнете производить в России 4 млн шин в год, этого будет достаточно для удовлетворения потребностей местных покупателей?

– Конечно, нет. Рынок растет, спрос очень большой. Тем более мы хотим продавать шины с российского завода не только в России, но и на рынках СНГ.

– Есть ли вероятность, что вы будете из России экспортировать покрышки и в другие страны?

– Не думаю. У Bridgestone есть заводы в 25 странах, и мы стараемся оптимизировать логистику.

– Какую долю в выручке корпорации Bridgestone занимает сейчас Россия?

– Пока небольшую. Но ведь мы покрываем весь мир! И эта небольшая доля – гигантская цифра на самом деле. В любом случае рынки России и СНГ очень перспективны, их доля в наших продажах будет расти. На мировом рынке Bridgestone лидирует с долей около 15% (по подсчетам отраслевого издания Tire Business. – РБК daily.), и, хотя сейчас перед нами такая цель жестко не стоит, на российском рынке для нас тоже ориентир 15%.

– Чтобы занять такую долю рынка, вам понадобится очень много шин! Планируется ли вторая очередь завода?

– Пока планов по расширению мощностей пока нет. Мощность первой очереди будет 4 млн шин, но это при максимальной загрузке, которой мы достигнем в 2018 году. Начнем с меньших показателей – в 2016 году.

– Когда вы надеетесь окупить свои инвестиции?

– Не могу раскрыть наши прогнозы, но скажу, что это обозримый период времени.

– Вы работаете с кем-то из российских поставщиков сырья?

– Сейчас нет, но в будущем, конечно, будем. Обращаюсь к поставщикам: есть кто-то, кто готов предложить свои услуги Bridgestone?

– В России будет производство полного цикла?

– Да, от «А» до «Я».

– Только шины для пассажирских авто?

– Пока да. В дальнейшем, возможно, мы будем расширять линейку.

– Зимние или летние?

– И те и другие, конечно.

– А как вы думаете, в каком сегменте – зимних шин или летних – Bridgestone сможет занять более выгодную позицию на российском рынке?

– Сейчас требования водителей к летним шинам повышаются, это прежде всего связано с качеством машин: чтобы получить удовольствие от хорошей машины, шины тоже надо поставить хорошие. Но традиционно для летней шины достаточно, чтобы она была черная и круглая. Как я уже сказал, потребители гораздо больше заботятся о безопасности, когда выбирают зимние шины. На них люди готовы тратить больше и предпочитают более дорогие бренды. Bridgestone гордится своими технологиями в зимних шинах. В сегменте нешипованных зимних шин мы занимаем первое место в России по объемам продаж, в сегменте шипованных тоже в числе лидеров.

– Г-н Хираиси, вы работаете в Bridgestone с 1982 года. И это традиционно для японского работника – оставаться в одной компании фактически всю жизнь. Но россияне достаточно часто меняют место работы. Для вас как для менеджера в этом есть проблема?

– Хороший вопрос. Конечно, когда я нанимаю человека, я надеюсь, что он проработает в компании много лет. Когда работники уходят, это проблема, это больно. Обучение персонала требует времени и денег. Но через три-четыре года люди хотят поменять работу, и с этим ничего не поделаешь, каждый решает сам. Что я могу сделать как менеджер, это, во-первых, не дать им заскучать: человек должен каждый день быть счастлив на работе, заниматься разнообразной деятельностью. Второе – стандартизация. Если сотрудник уходит, это не должно отразиться на работе компании.

«РБК daily»