Событие

VII ежегодная конференция

Автомобильный рынок России. Итоги и прогнозы

До начала осталось 1 дней

подробнее

Отчет в фокусе

АВТОСТАТ ОМНИБУС - 2016. Новые автомобили: мнения автовладельцев

АВТОСТАТ ОМНИБУС - 2016. Новые автомобили: мнения автовладельцев

Дата выхода 12.01.2017

Формат PDF, 70 стр.

Цена 100000 руб.

Проект основан на формировании репрезентативной выборки, соответствующей модельной...

12 января подробнее

Томас Кута, президент Volvo Construction Equipment в регионе EMEA («РБК daily»)

Один из крупнейших в мире производителей дорожно-строительной техники Volvo Construction Equipment (VCE) готовится в начале 2013 года открыть завод по производству экскаваторов в Калуге. Между тем компания ожидает, что будущий год будет для отрасли очень непростым: в свой прогноз развития мировой экономики VCE закладывает продолжение долгового кризиса в Европе вплоть до выхода Греции из еврозоны, а также падение спроса на технику в Китае. О том, отразится ли неблагоприятная рыночная конъюнктура на планах компании в России, в интервью РБК daily рассказывает президент Volvo Construction Equipment в регионе EMEA Томас Кута.

– Вы закладываете в сценарий развития мировой экономики спад в Европе, снижение темпов роста экономики в Китае и на других развивающихся рынках. Учитывая, что решение о строительстве завода в Калуге принималось в другое, более благополучное время, нет ли опасности, что планы в отношении российского проекта будут пересмотрены? И нет ли риска того, что, построив завод в России, вы столкнетесь с переизбытком производственных мощностей?

– Все заявленные инвестиции в российский проект будут реализованы, и свои планы мы пересматривать не собираемся. Производство на заводе в Калуге начнется весной будущего года. У нас в мире не так много предприятий по выпуску экскаваторов, они есть только на крупнейших рынках. Когда мы готовили решение о строительстве завода в России, мы анализировали большой перечень факторов. То есть мы учитываем не только то, что будет в будущем году, но и что ждет нас в долгосрочной перспективе. Все наши мощности будут востребованы. В случае с заводом в Калуге может случится как раз наоборот: спрос на нашу технику в России может оказаться выше наших ожиданий, и объемы производства будут превосходить прогноз. Или возможен вариант, что из-за снижения курса рубля производить экскаваторы в России будет выгоднее, чем где бы то ни было. То есть нужно учитывать большой комплекс факторов: цены на материалы, соотношение валютных курсов, спрос на технику на местном рынке и т.д. Еще стоит отметить, что в Европе у нас нет масштабного производства экскаваторов, большая часть этой техники поставляется из Кореи, а это очень большие транспортные издержки, и поэтому для нас так важно наличие завода в Калуге. Не исключено, что произведенная в Калуге техника будет поставляться в Европу. И стоит помнить, что, когда общеэкономическая ситуация через какое-то время улучшится, мы должны быть во всеоружии.

– А есть ли какие-либо экономические выгоды от размещения производства в России? Ведь наверняка есть страны с более низкой стоимостью рабочей силы, более низкими налогами, вот и стоимость энергоносителей в России уже не такая низкая, как прежде.

– Мы провели комплексную калькуляцию – это и стоимость рабочей силы, и налоги, и возможность закупки компонентов, и локализации производства. И по нашим оценкам, производ­ство должно быть рентабельным. Иначе мы бы не стали заниматься этим проектом. Но все эти расчеты будут верны при достаточно больших объемах производства, только в этом случае производство будет выгодным и экономически эффективным. Ну и не стоит забывать главный плюс российского производства – это возможность экономии на транспортных расходах.

– В конце августа Россия вступила в ВТО. Какие-то плюсы или минусы для Volvo CE вы от этого видите?

– Мы не ожидаем, что вступление России в ВТО окажет серьезное влияние на наш бизнес здесь.

– Есть мнение, что членство России в ВТО лишает зарубежных производителей стимулов развивать местное производство, ведь с устранением или снижением таможенных барьеров товары легче импортировать, нежели производить на месте.

– Намного более важный фактор – это не таможенные платежи, а валютные риски. Таможенные платежи – это несколько процентов к цене техники, а курс валюты, как показывает практика, может за короткий промежуток времени меняться на 10–15% в ту или иную сторону, а это уже гораздо сильнее влияет на наш бизнес, на наши продажи. Соответственно, завод в России устраняет валютные риски. Но при этом здесь должен быть большой рынок. Мы никогда не строим производства на маленьких рынках: продукция, которая производится здесь, должна по большей части и продаваться на местном рынке. К примеру, поставлять технику из Швеции в Россию – это для нас риск, ведь шведская крона очень сильно укрепилась, и это плохо.

– То, что в мае-июне российская валюта подешевела по отношению в доллару и евро почти на 15%, серьезно сказалось на ваших продажах?

– Да. Это не повлияло на объемы продаж, но это означает, что наша прибыль снизилась и мы меньше заработали на поставках в Россию. Поэтому нам очень важно не только построить завод в России, но и максимально локализовать производство. Только в этом случае мы минимизируем валютные риски.

– Какие первые шаги для минимизации валютных рисков вы предпримете, какие компоненты для местного производства вы собираетесь закупать в России?

– Это громадный проект, которым у нас в России занимается большая команда. Они смотрят, анализируют, кого можно привлечь в качестве поставщиков для калужского завода. Я пока не могу назвать конкретных по­ставщиков. Возможны варианты, что мы будем сотрудничать как с российскими производителями, так и с нашими глобальными партнерами, у которых есть производство в России. К примеру, мы активно работаем с компанией Bosch, которая присутствует в России. Для них это возможность увеличения продаж в России.

– Компания Volvo в России уже присутствует как производитель, в той же Калуге организована сборка грузовиков. Ожидаете ли какую-либо синергию от того, что ваше предприятие разместится по соседству с автосборочным заводом Volvo?

– Да, конечно ожидаем. И решение разместить наш завод по соседству с предприятием по выпуску грузовиков было нашим осознанным выбором. К примеру, в Индии у нас производство грузовиков также соседствует с предприятием по выпуску дорожной техники. В России мы уже взаимодействуем на уровне офисов, а в будущем мы, к примеру, сможем вместе договариваться с поставщиками компонентов. Это всегда выгодно для группы Volvo.

– Вы несколько лет возглавляли российское подразделение Volvo CE, затем вашим приемником стал Карл Слотте. Сейчас российский офис возглавляет Андрей Комов. Как часто в России и на других развивающихся рынках вы привлекаете местных топ-менеджеров для руководства бизнесом?

– Это наша главная задача – привлекать местные кадры. И в Китае, и на других развивающихся рынках еще несколько лет назад местные подразделения возглавляли назначенцы из центрального офиса. Но за последние пять лет ситуация изменилась: в Китае теперь главный босс – китаец, в Бразилии – бразилец, в России – россиянин. Это наша стратегия – привлекать местные кадры, которые знают наш бизнес и хорошо знакомы с местной спецификой. Кроме того, мы даем возможность местным менеджерам развиваться, даем им возможность получать опыт работы на других рынках.

– Читали ли вы книгу первого главы IKEA в России Леннарта Дальгрена «Как я покорял Россию, а она – меня», и сталкивалась ли с подобными проблемами в России компания Volvo?

– Не в таких масштабах. У IKEA другой бизнес – они занимаются розницей, им приходится работать в большом количестве регионов, покупать землю, строить торговые центры. Мы долгое время в основном работали с дилерами и только сейчас занялись строительством своего завода. В Калуге у нас не было никаких проблем, у нас очень хорошее взаимопонимание с местным губернатором.

– За то время, что Volvo присутствует в России, изменились ли условия ведения бизнеса в нашей стране?

– Я думаю, что изменились, причем в лучшую сторону. Когда я жил в России в конце 1990-х годов, а затем в середине 2000-х, ситуация была хаотический, трудно было получить разрешения. Сейчас стало легче. Нельзя сказать, что сейчас легко, но проще, чем раньше. Законы изменяются, и нам нужно на это постоянно реагировать. К примеру, количество юристов в российском офисе у нас больше, чем где-либо еще, поскольку очень сложные законы. К примеру, для продажи каждой нашей машины нужен отдельный контракт, чего нет в других странах. Но мы привыкли, мы теперь знаем, как это работает, и сейчас делаем стандартные контракты. При этом могу сказать, что у нас есть определенные стандарты ведения бизнеса, от которых мы не отступаем никогда. Если мы не можем соответствовать этим стандартам, то мы уходим с этого рынка. Так вот, наши стандарты позволяют нам работать в России. К счастью.

– При работе на локальных рынках создаете ли вы совместные предприятия с местными производителями, интересна ли вам кооперация с российскими производителями?

– В мировом масштабе мы практикуем кооперацию с другими компаниями, но в России сейчас нет партнеров, с кем бы мы могли создавать альянсы. Если находится интересный партнер, всегда можно обсудить возможности для сотрудничества. Но я не знаю такого партнера в России. Не исключено, что в будущем ситуация изменится.

«РБК daily»

24.09.12
 

Новости на эту тему

  • 20 февраля 2017 Ford Transit получил в России новую модификацию

    Компания Ford Sollers выводит на рынок фургоны-рефрижераторы на базе Ford Transit, которые уже доступны к заказу в сети специализированных Transit-центров. Новая модель ориентирована на представителей ресторанного бизнеса, магазинов, фармацевтических компаний.

    подробнее
  • 13 февраля 2017 Volvo намерена расширять дилерскую сеть в России

    В настоящее время дилерская сеть Volvo в России насчитывает 47 центров: 46 полноразмерных и 1 сервисный дилер. Среди регионов интереса для открытия новых полноразмерных дилерских центров в компании рассматривают Уфу, Омск, Новосибирск, Кемерово и Владивосток.

    подробнее
  • 9 февраля 2017 Новые Volvo XC40 и XC60 появятся в России в начале 2018 года

    Компания Volvo планирует представить на российском рынке новые поколения кроссоверов XC40 и XC60 в начале 2018 года. Как заявил президент Volvo Car Russia Майкл Мальмстен, за счет выхода новинок и увеличения квот реализуемых в России автомобилей компания намерена в ближайшем будущем вернуть продажи на уровень 20 тысяч экземпляров (как это было в 2012 году).

    подробнее

Статьи на эту тему

  • 19 октября 2016 Volvo: традиции, инновации… роскошь («АВТОСТАТ»)

    Автомобили Volvo всегда славились своей безопасностью, «скандинавским» характером и некоторым консерватизмом. Но мы видим, что за последние годы появился новый ХС90, анонсированы изменения модельного ряда… Что такое современные автомобили Volvo, куда движется бренд?

    подробнее
  • 31 мая 2016 Дорога к молодым («Газета.Ru»)

    Компания Volvo презентовала на весь мир два концепта на новой модульной платформе CMA. Она позволит производить компактные автомобили с различным типом двигателей. Делая ставку на инновации, шведы к 2025 году рассчитывают продавать ежегодно миллион автомобилей, оснащенных электромотором или гибридной силовой установкой.

    подробнее
  • 19 октября 2015 Volvo выпустит электромобиль

    Шведская Volvo Cars собирается выпустить на рынок электромобиль в 2019 г. и начать массовый выпуск подключаемых гибридов.

    подробнее

Инфографика на тему