Событие

Dealer UP!

Как поднять продажи автомобилей  и увеличить прибыль.

До начала осталось 3 дней

подробнее

Отчет в фокусе

Автомобильный рынок России 2016

Автомобильный рынок России 2016

Дата выхода 26.04.2016

Формат А4, 293 стр.

Цена 37900 руб.

Аналитическое агентство «АВТОСТАТ» выпускает справочное издание «Автомоб...

26 апреля подробнее

Инфографика

Соотношение продаж новых и традиционных моделей LADA

Стив Маттин, главный дизайнер АВТОВАЗа («Газета.Ru»)

Главный дизайнер компании «АвтоВАЗ» Стив Маттин дал первое интервью «Газете.Ru». В нем он рассказал, что пытается решить национальный вопрос российского автомобиля, что не собирается продавать машины как сосиски, а хочет, чтобы новые «Жигули» смогли конкурировать с Hyundai и Volkswagen. Первая работа Стива – новый концепт Lada – будет представлена на Московском международном автосалоне в августе.

В Москве открылась студия дизайна «АвтоВАЗа», где под руководством главного дизайнера предприятия Стива Маттина будут создавать новый образ отечественного автомобиля. Трехэтажное старинное здание в Гороховском переулке принадлежит автогиганту уже много лет – здесь находится московское представительство компании. А теперь после двухлетнего ремонта открылась хорошо оборудованная дизайн-студия. Собственные студии дизайна есть у всех крупных мировых автобрендов. Более выгодное размещение – Москва, а не Тольятти – привлекает больше дизайнеров, причем Стив говорит, что готов нанимать не только русских специалистов, но и иностранцев.

До своего назначения на должность главного дизайнера «АвтоВАЗа» британец Стив Маттин 14 лет проработал в компании Mercedes: он разработал экстерьер компактного Mercedes A-class, а в 2008-м – экстерьер Mercedes S-class (прошлого поколения, в кузове W220). Затем он стал автором экстерьера Mercedes SL-Class, а в 2005 году на рынок вышли созданные под его руководством Mercedes ML-Class и GL-Class.

С 2005-го по 2009 год Стив Маттин работал вице-президентом – директором по дизайну, членом правления Volvo Car Corporation. Он сыграл важную роль в создании таких удачных и известных в России моделей, как Volvo S60, V60 (2010 год) и XC60 (2008 год).

Заполучить Стива для «АвтоВАЗа» – огромная удача. Впервые за всю историю марки компания получает стратегию развития дизайна, а не только плановую экономику по выходу на максимальную мощность производства автомобилей, устаревших 20–30 лет назад. Кроме того, приход дизайнера с мировым именем воспринимается в компании и внешними наблюдателями как выход из экономической, технологической и ментальной комы. Он выступает как гарант и символ перемен. А что об этой работе думает сам дизайнер, он рассказал в своем интервью.

– Расскажите, когда и как вам поступило предложение стать главным дизайнером компании «АвтоВАЗ»?

– На меня вышли хедхантеры в конце 2010 года и организовали встречу с Энтони Грейдом – это дизайнер из Renault, который тогда был ответствен в альянсе за «АвтоВАЗ». А с господином Комаровым (Игорь Комаров – президент «АвтоВАЗа». – ред.) я познакомился во время Женевского автосалона, где нам организовали встречу. Но тогда это было предварительное знакомство. Комаров рассказал мне о положении дел на предприятии и о том, что он хотел бы изменить в модельной линейке. Спустя ещё два месяца я прилетел в Тольятти, чтобы посмотреть на всё своими глазами. Ведь такое предложение всегда касается не только работы – это предложение перевернуть свою жизнь. Поменять страну, оставить друзей и близких, оказаться в другой культуре, где люди говорят на другом языке. Я делал так несколько раз в своей жизни – переезжал из Англии в Германию, а затем в Швейцарию. Но это всегда непростое решение.

– Какое ваше первое впечатление от перспективы работать с автомобилями Lada?

– Это, безусловно, вызов. Дизайнеры любят вызовы, мы все время к этому стремимся. Ведь просто же рисовать спортивные автомобили. Я могу делать это с закрытыми глазами. А вот полностью изменить облик целого бренда, причем не люксового, а массового, с большими объемами производства, вывести на рынок целую линейку автомобилей – это совсем другой уровень вовлечённости и ответственности. Это уже не только дизайн: я вовлечён в работу по производству автомобилей, в работу с конструкторами, в представление машины, в создание имиджа бренда. Трудно приступать к работе, когда имеешь дело с успешным брендом, у которого сильная дизайнерская ДНК. Трудно вмешаться и предложить что-то новое, не потеряв уникальность. Здесь, на «АвтоВАЗе», я полностью свободен. У меня гораздо больше возможностей и перспектив, потому что моя задача – как раз сделать совершенно новую линейку автомобилей. Это интересно.

– Основная проблема дизайна автомобилей Lada заключалась не в дизайнерах и их таланте. А в том, что дизайнеры подчинялись конструкторам, которые были заинтересованы в том, чтобы ничего не менять в автомобилях десятилетиями. С вашим приходом в компанию получило ли подразделение дизайна новый статус? У вас есть право последнего голоса при принятии решений об облике будущих автомобилей?

– Одна из моих задач как раз в том, чтобы поменять традиционные отношения внутри компании. Это не значит, что дизайнеры получат полную свободу от конструкторов – это невозможно. Но я уверен, что могу рассчитывать на то, что к моим рекомендациям будут прислушиваться. Ведь, если не изменить привычные механизмы, привычное мышление и взгляд на работу, мы не сможем делать новый продукт. Я много раз участвовал в разработках автомобилей, которые затем успешно производились и сейчас ездят по дорогам. И принципы создания этих автомобилей гораздо успешнее, чем то, что было раньше на «АвтоВАЗе». Я здесь в том числе и потому, что мой опыт нужен, и в компании это понимают.

– Расскажите о вашем представлении о дизайне массовых автомобилей. В России привыкли к тому, что у дешевых автомобилей вообще нет дизайна: посмотрите на Lada – и вы в этом убедитесь. Когда Renault вышли на рынок с автомобилем Logan, они также решили, что дизайн не так важен. Поэтому Logan популярен, но невыносимо скучен. Корейцы переломили ситуацию, когда сделали Hyundai Solaris. Они показали, что дешевый автомобиль может быть привлекательным. По какому пути пойдёте вы?

– Вы абсолютно правы, Hyundai действительно сделал рывок вперед в дизайне недорогих автомобилей. Сегодня рынок понял, что машины могут быть красивыми даже при низкой цене. И если раньше дизайн не был в центре внимания массового производителя, то теперь мы должны делать машины, которые понравятся покупателю. Потому что у покупателя сегодня есть выбор. Он купит ту машину, которая ему понравится. Тогда как 20 лет назад никакого выбора не было вообще – только Lada. Сегодня мы ориентируемся на то, что делают другие бренды, даже более дорогие, хотя понимаем, что всегда будем отставать от них хотя бы потому, что нам нужно начинать с нуля, а они продолжают развиваться. Импортные компании успешно продаются в России. Но нужно понимать разницу: такого объема рынка – почти 700 000 автомобилей в год, 50% рынка – нет больше ни у одной марки. Мы должны сделать автомобиль, на котором будут ездить по всей стране. Не только в Москве, но и там, где настоящие русские, плохие дороги.

– Да, вы абсолютно правильно заметили, что корейские, немецкие и другие бюджетные иномарки продаются не по всей России. Они сделаны для крупных городов, тогда как страна-то ездит на Lada. Трудно себе представить гламурный Solaris в деревне. Но тогда, может быть, мы зря столько времени говорим тут про дизайн? Может, простые формы – это то, что нужно массовому рынку России?

– Все хотят иметь красивые машины. Когда ты впервые смотришь на автомобиль, ты говоришь, нравится он тебе или нет. Даже если не можешь объяснить почему. Но купить всегда хочется именно то, что понравилось. И, если мы сделаем красивую машину, надежную и комфортную, мы сможем перейти в другую лигу. Мы будем соперничать уже с теми брендами, которые делают машины дороже наших, и привлечём новых клиентов.

– После обновления дизайна автомобили Lada подорожают?

– Мы расширяем модельный ряд компании. Мы выходим в новые сегменты, в том числе SUV и C-класс, в которых мы пока не представлены. Эти машины не будут дороже, чем наша линейка сегодня. Но сегмент экономкласса мы сохраним с Granta, Kalina, Priora. Хотя мы планируем фейслифтинг и для этих моделей тоже.

– Фейслифтинг будет необходим после появления новой концепции дизайна марки. А насколько вы планируете делать машины похожими друг на друга? Приём, когда один и тот же дизайн размазывается по всему модельному ряду, а модели отличаются друг от друга только размерами и опциями, довольно популярен у многих марок. К тому же это существенно снижает цену производства и цену машины для покупателя – за счет унификации деталей.

– Линейка Lada будет объединена в семейство автомобилей, узнаваемых и схожих по основным стилистическим приемам. Но это будут разные модели не только по размерам, но и по характеру, по дизайну. Не могут Priora и кроссовер выглядеть одинаково. И не должны, потому что это машины для разной аудитории с разным посылом. Нельзя продавать машины, как сосиски: маленькая сосиска, средняя, большая. Это разный продукт!

– Ставите ли вы перед собой задачу сделать типично русский автомобиль?

– Сложный вопрос. Потому что нужно понять, а что такое русский автомобиль вообще. Когда я пришел в Volvo, передо мной также стояла задача изменить имидж марки. Но при этом было понятно, что скандинавскую линию дизайна нужно сохранить и подчеркнуть. Потому что она важна для покупателей внутреннего рынка, да и внешнего тоже. Эта аутентичность была сильной стороной. Если мы так же решим, что русскость дизайна важна для наших продаж в России, перед нами встает вопрос, в чем эта русскость проявится. В чем эта русская ДНК? У меня есть друг-дизайнер в России, он делает мебель. Он может воспользоваться простыми приемами – сделать лампу из матрешки. В автомобильном дизайне так просто национальную проблему не решить. Думаю, что, если мы найдем решение, мы его используем в дизайне машин. Но пока я настроен просто сделать привлекательный автомобиль, который захочется купить.

«Газета.Ru»

09.06.12 «Газета.Ru»
Источник: фото Авто.Вести.Ru
 

Новости на эту тему

Статьи на эту тему

  • 20 сентября 2016 Российские моторы для Renault («Ведомости»)

    Установка вазовского мотора на Renault поможет снизить себестоимость автомобилей. До реальных поставок еще далеко – партнеры пока только прорабатывают такую возможность.

    подробнее
  • 5 сентября 2016 Renault позаботится об АВТОВАЗе («Ведомости»)

    В декабре 2016 г. может состояться размещение дополнительных акций «АвтоВАЗа» по открытой подписке на 25 млрд руб., рассказал «Ведомостям» председатель совета директоров «АвтоВАЗа», советник гендиректора «Ростеха» Сергей Скворцов. По его словам, утвердить соответствующее решение планируется на внеочередном собрании акционеров 10 октября.

    подробнее
  • 29 июля 2016 Мор, долги и убытки («Газета.Ru»)

    Убытки «АвтоВАЗа» в первом полугодии выросли на 67% и достигли 8,6 млрд руб. Выручка составила 87,1 млрд руб., что на 5% меньше предыдущего полугодия. При этом объемы продаж сократились на 11%. Эксперт «Газеты.Ru» полагает, что единственный выход из сложной экономической ситуации — реструктуризация долга.

    подробнее