АВТОСТАТ | Юрген Стакманн, член правления Skoda Auto («Клаксон»)

Событие

подробнее

Инфографика

Все публикации

03.05.12Прочитали 212 раз

Юрген Стакманн, член правления Skoda Auto («Клаксон»)

“Skoda Auto” – один из самых активных участников процесса локализации производства автомобилей в России. Именно с этим связаны особенности маркетинговой и производственной политики компании. О ее дальнейших планах на нашем и глобальном рынках нам рассказал Юрген Стакманн, член правления компании “Skoda Auto”, отвечающий за продажи и маркетинг.

– В связи с локализацией производства в России на нашем рынке представлено ограниченное число модификаций и опций. В результате теряется одно из основных преимуществ марки “Skoda” на фоне конкурентов – разнообразие версий. С чем связана такая политика ограничений?

– Это переходный этап. Когда занимаешься локализацией, приходится действовать постепенно. Сначала мы сделали первый шаг – решали производственные вопросы, искали местных поставщиков, при этом не загружая завод слишком сложными технологиями. И только сейчас можно начинать делать второй шаг – усложнять процесс, расширять гамму модификаций.

Конечно, мы также будем постепенно увеличивать список опций, которые может заказать покупатель. Пример подобной тактики – наши инвестиции в производство в Нижнем Новгороде. Локализация сборки “Yeti” на первой стадии предусматривает ограниченное количество опций, чтобы рабочие могли привыкнуть к машине и справиться с производственным заданием без ущерба для качества. Потом список допоборудования будет расширяться.

– Раньше “Skoda” использовала общие с “Volkswagen” технологии, но делала концептуально иные машины. Сейчас мы видим появление фактически клонов VW. Это новая стратегия или попытка сохранить доступную цену на автомобили “Skoda”?

– Все массовые модели “Skoda” будут самобытными. Но не надо забывать, мы – часть группы “Volkswagen”. Поэтому при освоении новых сегментов рынка первый шаг будем делать вместе. Соответственно, первые модели в новых сегментах могут быть похожими. Пример тому – “Volkswagen up!” и “Skoda Citigo”. Производство столь близких по своей сути моделей важно с точки зрения эффективности инвестиций и их возврата. Примерно такую же политику в новых рыночных нишах используют и наши конкуренты. Но хочу еще раз подчеркнуть, это не стратегия, а тактика в области открытия новых сегментов.

– В каком направлении будет идти освоение новых сегментов? Компании интересны более дешевые ниши или дорогие? Ведь “Skoda” собиралась выпускать даже крупный внедорожник...

– Мы намерены осваивать различные ниши на рынке, в первую очередь бюджетные. “Citigo” – младшая модель в линейке. Также планируем выпустить автомобиль, который займет промежуточное положение между “Fabia” и “Octavia”. Это позволит увеличить размеры “Октавии” при смене поколений. Разумеется, мы бы хотели иметь в нашей модельной линейке и внедорожник крупнее “Yeti”. Но пока конкретных планов по такой машине у нас нет.

– Сейчас многие автокомпании обращаются к оригинальным нишевым моделям, видя за такими нестандартными автомобилями будущее. “Skoda” тоже выпускает подобную машину – “Roomster”. Будете ли вы дальше развивать это направление?

– Я, честно говоря, боюсь сильной диверсификации модельного ряда. Это может запутать покупателя. Сейчас линейка у “Skoda” простая и понятная. Наши главные требования ко всем моделям одинаковы: практичность, функциональность и отличное соотношение цена–качество. Нам интересно разрабатывать машины, которые будут интересны для клиентов во всем мире. Нишевые модели в эту стратегию, как правило, не вписываются.

– Что вы можете сказать о будущем линии “Scout”? Сейчас эти модели не слишком популярны. Не считаете их выпуск ошибкой?

– Мы будем оттачивать концепцию линии “Scout”, чтобы избежать прежних ошибок. Например, у нас есть модификация “Fabia Scout”, которая не очень хорошо продается. Значит, ей не хватает каких-то особенных качеств. Пока могу сказать, что при развитии этой серии в будущем мы будем концентрироваться в первую очередь на внедорожных параметрах.

– “Skoda” активно развивает “зеленые” технологии. Есть даже специальная программа “Greenline”. Но такие машины хороши для Европы, а как собираетесь их продвигать в России?

– А мы и не собираемся.Наши экологичные и электрические модификации, как вы правильно заметили, предназначены в основном для Европы. При этом главным направлением остается совершенствование традиционных бензиновых и дизельных двигателей. Будем также разрабатывать модели, работающие на природном газе, – вот это может быть очень интересно для России. Ведь у вас так много доступного газа! А инфраструктуры для электромобилей у вас нет и, похоже, не предвидится. Конечно, можно использовать электромобили в столице, в пределах Садового кольца. Но Россия – не Москва, это слишком большая страна для электромобилей.

«Клаксон»