Инфографика

Все публикации

Видео

Все видео

Аналитика

Вся аналитика

Горячая новость

Все новости

Свежая статья

Все статьи

19.11.18 Прочитали 2808 раз

Игорь Моржаретто: меняем «хотелки» на «умелки» или «Die erste Kolonne marschiert…»

Моржаретто.jpgПока все автосборочные  заводы в России исправно работают, и с конвейеров каждую минуту сходят примерно 12 легковых автомобилей. Это здорово, но некоторые из производителей почему-то считают ситуацию ненормальной. «Все будет хорошо, - успокаивают их чиновники из нашего правительства. – Вы, главное, не о чем не беспокойтесь». А они почему-то продолжают беспокоиться! Потому, видимо, что скоро в массовом порядке должны закончить свое действие соглашения о промсборке, а как будут выглядеть новые – мало кто пока понимает… То есть пока мы, вроде бы, работаем по старым, привычным правилам, а завтра… А что завтра?..

Игорь Моржаретто: меняем «хотелки» на «умелки» или «Die erste Kolonne marschiert…»

НИ МИРА, НИ ВОЙНЫ

Не так давно Минпромторг РФ озвучил уже третий, кажется, вариант поправок к постановлению правительства № 719 от 2015 года, где описаны условия, на которых автоконцерны, работающие в России, имеют право на льготы и субсидии. Тут надо вернуться еще на 15 лет назад, чтобы понять, откуда ноги растут. С начала двухтысячных правительство активно пыталось привлечь иностранных производителей в нашу страну, дабы они строили здесь свои предприятия. И, надо сказать, все сработали здесь очень успешно: за эти годы в стране открылось около 20 (!) новых автозаводов, да и старые, традиционные, при помощи зарубежных капиталов и специалистов, обрели второе дыхание. Пришли инвесторы в Россию, понятно, не просто так, а после проведения тщательных расчетов и оценок. Что они видели в нашей стране? Растущий, перспективный авторынок – это, во-первых. А во-вторых, твердые гарантии российского правительства: в обмен на серьезные инвестиции и строительство новых заводов вы получите такие-то льготы, такие-то субсидии… Словом, нормальная практика, а в итоге – выгодно всем.

Правда, за последние 4 года ситуация в стране в целом и на автомобильном рынке в частности сильно изменилась. Продажи новых автомобилей просели в два раза; загрузка автомобильных производств в среднем не превышает 40 – 50%. Жесткие требования по локализации поэтому были чуть смягчены в 2015-м году, а сейчас пришло время думать, что в принципе делать с соглашениями о промсборке. Они массово заканчиваются в 2019 – 2020 годах. Продлевать их? На каких условиях? Вот тут министерство и предложило вариант поправок № 3…

Рассматривать его в деталях, честно говоря, нет никакого желания. Он, конечно, стал значительно человечнее, что ли, по отношению к предыдущему варианту, но все-таки напоминает попытку описать процессы термодинамики с помощью простых арифметических действий. Судите сами. Еще с весны в Минпроме обсуждается идея введения для автозаводов балльной системы, позволяющей оценить усилия по локализации. Так, создание современного центра НИОКР оценили в 20 баллов; строительство заводов по производству двигателей и коробок передач тоже дает по 20 баллов. Всего, начиная с 2019 года, для получения права на субсидии нужно было бы набрать не менее 100 баллов. Теперь требования, вроде бы, смягчились (после ряда жалоб руководителей автоконцернов «профильному» вице-премьеру Дмитрию Козаку), но производители все равно считают новые требования невыполнимыми.

Вроде бы балльная система из последнего варианта исключена (и требования в основном касаются использования российского металла, в первую очередь алюминия), зато теперь в документе в одну кучу смешали автобусные производства с автомобильными. И требования к ним похожие, хотя одни выпускать с конвейеров могут сотни тысяч машин в год, а другие – собирать на стапелях – несколько сотен. Для всех без исключения в проекте остались обязательства по выпуску и использованию российских двигателей и коробок передач. Но то, что выгодно при сборке легковушек массового сегмента, не подходит для производителей автобусов или тяжелых грузовиков! И в целом все нормы, может быть, и выглядят логично с точки зрения чиновников, но абсолютно не устраивает представителей бизнеса.

Для строительства завода по производству двигателей, коробок передач или электрооборудования, во-первых, должна присутствовать экономическая целесообразность; локализация должна быть выгодной, а не превращаться в самоцель. А здесь при годовом объеме рынка новых электромобилей в 150 штук хотят заставить заводы выпускать электромоторы для них. Какая тут экономика, где? Но сразу вспоминается героиня знаменитой комедии Гайдая, которая безапелляционно на все возражения заявляла: «Кто не будет брать лотерейные билеты – тому отключим газ!».

При этом в Минпромторге говорят, что в этом году консультации с автопроизводителями проводили чуть ли не ежемесячно… Только вот, похоже, бизнесменов не услышали. Во всяком случае, еще в сентябре с ними продолжали обсуждать старый, «балльный» проект, хотя в правительство уже ушел новый.

Игорь Моржаретто: меняем «хотелки» на «умелки» или «Die erste Kolonne marschiert…»

ПОЙДИ ТУДА…

Впрочем, все разговоры о «промсборке-2.0» могут в ближайшее время оказаться пустыми: недавно вице-премьер Козак договорился с руководителями компаний автопрома о создании рабочей группы, которая должна представить свои предложения по изменению правил игры в отрасли. Речь идет о новых требованиях к локализации автокомпонентов в РФ и – по мере их выполнения – правилах предоставления субсидий. Предложения рабочая группа, в которую войдут представители крупнейших автомобильных концернов, должна выработать уже до конца года.

Но и это не все новости! Оказывается, в Минфине сейчас разрабатывается другой механизм – некие «соглашения о защите и поощрении капиталовложений». Это не соглашения о промсборке и не аналог СПИК (специальных инвестиционных контрактов), а договор инвестора с российским правительством о «неизменности условий инвестирования». Впрочем, о том, как будет выглядеть этот документ и когда он появится (и появится ли вообще) – доподлинно неизвестно.

Кстати, о СПИКах. Минпромторг достаточно давно предлагает признать специнвестконтракт наиболее удобной формой работы с российскими и иностранными инвесторами в автопроме. Два таких соглашения уже подписаны и действуют – во Владивостоке недавно компания Mazda запустила завод по производству двигателей, а в Подмосковье строится сборочное предприятие Mercedes. Это, конечно, замечательно, но против такой формы соглашения категорически выступают другие представители автобизнеса, а так же ряда наших министерств и ведомств. Основная претензия – несоблюдение правил честной конкуренции. СПИК – документ закрытый, и никому не известно, на каких условиях договорились компания Х и наше правительство. Как дальше работать конкурентам в таких условиях?..

«Самое сложное в работе в России – отсутствие долговременных правил игры, - на условиях анонимности пожаловался один из руководителей зарубежного автоконцерна. – В Европе мы обычно планируем на 2 – 3 года, а в РФ приходится корректировать планы каждые 3 месяца…».

Игорь Моржаретто: меняем «хотелки» на «умелки» или «Die erste Kolonne marschiert…»

ТРЕВОЖНЫЙ ДЕКАБРЬ

Впрочем, для кого-то все эти разговоры о будущих инвестиционных соглашениях – разговор дальний, и носит он чисто теоретический характер. А для других – проблема, требующая немедленного разрешения. Так, у корейской компании Hyundai соглашение по промсборке истекает в декабре этого года, и, чтобы не лишиться льгот, ей нужно подписать некий договор с Минпромторгом до конца ноября. Кроме того, могут сорваться сроки начала строительства завода по производству двигателей в Ленинградской области. Вроде бы еще летом был готов и почти согласован СПИК, а теперь весь механизм подготовки специнвестконтрактов по поручению Дмитрия Козака пересматривается (у вице-премьера возникли вопросы к прозрачности процедуры). Хотя министр промышленности Мантуров уверен, что контракт обязательно будет подписан в срок, остались лишь незначительные «формальные процедуры»… По некоторым сведениям, если будут нарушены сроки разрешения этих «формальных вопросов», «подвешенным» окажется вопрос о строительстве моторного завода; по проекту инвестиции корейской компании составляют свыше 27 млрд. руб.

А на очереди – заявки на подписание контрактов с нашей «Группой ГАЗ» и германской компанией BMW. Они, оказывается, тоже были практически согласованы в Минпромторге, но… пока «заморожены». На сколько? Пока ответа нет.

…За неполные 20 лет в России, можно сказать, случилось экономическое чудо – возникла новая, современная, конкурентоспособная отрасль – автопром. Российские и иностранные инвесторы вложили в нее десятки миллиардов долларов и евро, и сегодня в стране есть возможность выпускать ежегодно свыше 3 млн автомобилей. Сотни тысяч людей получили рабочие места. И что? Осталось только договориться о правилах работы, чтобы они были прозрачными, приемлемыми и выгодными для всех сторон. Но для этого не только бизнес должен учитывать интересы страны, где работает (что, безусловно, очень важно), но и правительство – с уважением относиться к предложениям инвесторов. Они же деньги вкладывают не в целях благотворительности…

P.S. Почему-то вдруг вспомнил из романа Льва Толстого «Война и мир»: «Die erste Kolonne marschiert, die zweite Kolonne marschiert...» («Айне колонна марширен, цвайне колонна марширен»). Даже без перевода с немецкого все понятно: «Первая колонна марширует, вторая колонна марширует»... Это так командующий объединенными австрийскими и русскими силами генерал Пфуль расписывал действия своих войск в сражении под Аустерлицем против Наполеона. Чем закончилась та попытка подчинить творческий процесс (битву) неким сухим, придуманным арифметическим правилам, можно узнать у Л. Толстого или в учебнике истории для 8 класса.

Но это так, к слову пришлось...

, источник: autostat.ru