АВТОСТАТ | Грузовики забуксовали на утилизации

Инфографика

Все публикации

Аналитика

Вся аналитика

Горячая новость

Все новости

Свежая статья

Все статьи

18.10.12Прочитали 79 раз

Грузовики забуксовали на утилизации

Утилизационный сбор на автомобили, введенный в сентябре для защиты отечественных производителей, оказался действенной мерой. В сентябре резко снизился импорт грузовиков, в первую очередь из Азии. Например, ввоз машин из Южной Кореи и Китая упал на 89-97%. Ввоз легковых автомобилей, в первую очередь из СНГ, тоже заметно снизился. Но за месяц до введения сбора многие импортеры завезли в Россию двойной, а то и тройной месячный объем. Кроме того, они объясняют падение ввоза не только самим сбором, но и неразберихой с порядком его применения, ожидая быстрого восстановления импорта.

Как и предполагал "Ъ", утилизационный сбор на автомобили, который был введен 1 сентября для защиты российских производителей от резкого снижения таможенных пошлин после вступления России в ВТО, в первую очередь ударил по импортерам грузовиков. Об этом свидетельствует статистика Федеральной таможенной службы (ФТС), которая учитывает импорт как новых, так и подержанных автомобилей.

Сильнее всего снизился импорт грузовиков из Азии. Например, импорт (с учетом LCV) из Южной Кореи упал на 97%, до 67 автомобилей в сентябре. Основной объем импорта из Кореи приходился на грузовые автомобили массой менее 5 тонн (LCV), и именно по ним произошло самое сильное снижение – с 1,6 тыс. до 49 штук. Значительное снижение показал и импорт из Китая – на 89%, до 92 штук (в денежном выражении – в десять раз, до $3 млн). Снижение коснулось в первую очередь сегмента тяжелых грузовиков. Импорт из Таиланда упал в 3,5 раза, до 308 штук, снижение в основном коснулось LCV. Незначительный рост показал лишь импорт машин из Японии.

Снижение по всем типам грузовых автомобилей произошло и у европейских импортеров – например, из Германии (более чем втрое, до 336 грузовиков), Италии (почти в пять раз, до 226 машин), Франции (почти втрое, до 162 машины), Испании (вдвое, до 256 машин) и Швеции (в 4,5 раза, до 20 машин). В основном речь идет о сегменте LCV, исключением является лишь Швеция, где основной объем приходится на тяжелые грузовики массой более 20 тонн.

Снижение импорта происходит на фоне общего замедления рынка грузовиков. По данным Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ), за январь–сентябрь рынок LCV вырос всего на 9%, причем у некоторых производителей продажи снизились, например у Hyundai – на 17%, до 2 тыс. машин. Снижение на 61% показал и Fiat, впрочем, его продажи начали падать после того, как автопроизводитель стал продавать свои машины в России самостоятельно. Среди производителей среднетоннажных грузовиков кроме Hyundai падение показали Isuzu и MAN. Но самое сильное снижение произошло на рынке тяжелой грузовой техники (от 16 тонн), который в целом упал на 5%.

Поставки легковых автомобилей из ряда стран в сентябре тоже упали, но не так сильно. В первую очередь импорт снизился с Украины (она выражала свое недовольство утилизационным сбором и в итоге в ответ даже ввела аналогичный сбор) и из Узбекистана (на 96%, до 297 машин, в основном это Daewoo). Импорт с Украины (ZAZ и "Богдан") упал более чем на порядок, до 423 машин. По данным АЕБ, в сентябре продажи Daewoo в России упали на 17%, до 7 тыс. машин, продажи ZAZ – на 61%, до 651 штуки. Также снизился ввоз автомобилей из Японии, Кореи и Германии. Но, отмечает Михаил Пак из "Атона", в случае с легковыми машинами снижение импорта не столь показательно и может быть обусловлено не только введением сбора, но и наращиванием мощностей предприятий, которые иностранные автоконцерны запустили в России в рамках промсборки.

Отчасти автоконцерны успели подготовиться к сентябрьскому падению, резко увеличив импорт в июле–августе. "Возможно, многие иностранные производители воспользовались теми десятью днями в конце августа, когда после официального присоединения России к ВТО пошлины снизились, а сбор (с 1 сентября.– "Ъ") еще не был введен",– полагает Михаил Пак. Пошлины на LCV снизились в среднем с 25% до 15%, на новые тяжелые грузовики – с 20-25% до 10-15%. Сильнее всего упали пошлины на подержанные грузовики.

В результате, например, в августе импорт грузовиков из Китая вырос на 73%, до 3,7 тыс. машин, из Кореи – на 38%, до 3 тыс., из Италии – почти вдвое, до 2,5 тыс. машин, из Германии – на 36%, до 1,5 тыс., из Испании – на 61%, до 1 тыс. Коммерческий директор компании "Скания-Россия" Андрей Чурсин уточняет, что европейские автоконцерны в основном увеличили ввоз грузовиков в июле, поскольку на рынке введения сбора ожидали с 1 августа. Например, в июле MAN импортировал 1,4 тыс. машин, тогда как в августе уже 667 штук, Scania – 602 машины против 154 штук месяцем позже, Volvo – 508 машин против 431 автомобиля. Поставки китайских грузовиков, напротив, выросли в августе.

Андрей Чурсин поясняет, что снижение объема импорта в сентябре "во многом связано с неразберихой, которая возникла после спешного введения сбора,– многие импортеры до конца не знали о новых механизмах регистрации ввезенных машин и поэтому снизили объемы их поставок". Кроме того, топ-менеджер отмечает, что импортеры завезли много машин перед введением сбора. Он считает снижение импорта временным.

"Сильнее всего введение сбора ударит по импорту грузовиков из Китая",– полагает Михаил Пак. По данным "АСМ-холдинга", объем продаж китайских грузовиков (в основном это машины массой более 5 тонн) в России в январе–сентябре составил 12,8 тыс. машин, увеличившись на 32,5%. Лидером рынка среди китайских брендов является Foton, которому за девять месяцев удалось продать 3,3 тыс. грузовиков. "Сейчас с учетом КамАЗа и МАЗа китайские грузовики занимают около 15% российского рынка грузовой техники, среди иностранных брендов у них самая крупная доля – порядка 36%",– отмечает аналитик. По его мнению, введение сбора и ужесточение сертификации китайских грузовиков в краткосрочной перспективе может вызвать "незначительное снижение доли". Однако, уверен Михаил Пак, к 2015 году доля китайских грузовиков в России возрастет минимум до 20%, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке.

«Коммерсант»