Виктор Чуяков, руководитель программы «Нефтеконтроль» в сегменте сбыта моторных топлив «Газпром нефти» | АВТОСТАТ

Виктор Чуяков, руководитель программы «Нефтеконтроль» в сегменте сбыта моторных топлив «Газпром нефти»

4187 0

Виктор Чуяков, руководитель программы «Нефтеконтроль» в сегменте сбыта моторных топлив «Газпром нефти»

Уже второй год подряд «Газпром нефть» в сотрудничестве с Российским государственным университетом нефти и газа им. И.М. Губкина реализует образовательный проект «Топливный класс». Программа повышения профессиональных компетенций предназначена для специалистов транспортной и топливной отраслей, сотрудников автодилерских и сервисных центров, а также обычных водителей, углубленно интересующихся вопросами грамотной эксплуатации машин. Зачем крупному игроку топливного рынка понадобился образовательный формат и как это направление может влиять на ситуацию с качеством топлива – об этом нам рассказал руководитель программы «Нефтеконтроль» в сегменте сбыта моторных топлив «Газпром нефти» Виктор Чуяков.

- Виктор Иванович, как часто сегодня российские потребители сталкиваются с некачественным топливом? В 90-е годы в нашей стране эта проблема, конечно, стояла острее, чем сейчас, но многие автовладельцы и сегодня почему-то стараются заправляться только на знакомых АЗС…

- Конечно, сегодня это бывает реже, чем в 90-е, потому что изменились требования к автомобильным топливам, изменились технологии производства нефтепродуктов. Тем не менее, на рынке существуют предпосылки для наличия некачественного топлива. Совершенно легально оборачиваются так называемые полуфабрикаты, которые не запрещены к реализации. На них не платятся акцизы, как на автомобильное топливо, и их стоимость гораздо ниже. В целях получения дополнительной прибыли недобросовестные продавцы покупают этот дешевый нефтепродукт, смешивают его с качественным и продают потребителю как обычное автомобильное топливо. Почему автомобилисты до сих пор рудиментарно ездят на знакомые АЗС? Потому что крупные компании дорожат своим имиджем. Для них важно иметь стабильные объемы сбыта и не получать жалоб от потребителей. В свое время в нашей стране были сделаны очень крупные инвестиции в изменение технологии производства топлива, и уже на начало 2010 года мы имели хорошо оборудованную индустрию нефтепереработки. Согласитесь, если вы потратили деньги на производство высококачественного нефтепродукта, у вас нет заинтересованности в этот продукт что-то подмешивать, рискуя потерять качество.

- Где вы берете данные по ситуации с качеством топлива? Проводите самостоятельные исследования?

- Из разных источников – напрямую от автомобилистов, по «горячей линии», из соцсетей и, конечно, взаимодействуем с автопроизводителями и дилерами. Из всего этого сложилось понимание, что людям не хватает знаний о том, что происходит с топливом. Торговцы суррогатами наносят нам прямой экономический ущерб, и мы решили с ними активно бороться. Мы начали развеивать мифы, гуляющие по рынку, и стали проводить программу «Топливный класс» для участников рынка. Рассказываем, что такое современное топливо, как оно производится, как взаимодействует с двигателем, говорим о типичных поломках двигателей, к которым приводит использование полуфабрикатов. Пытаемся разъяснить потребителю, в чем специфика брендированного топлива. Цена часто отличается, и, конечно, покупатель должен понимать, за что он платит…

- О чем чаще всего спрашивают вас на «Топливном классе» автовладельцы?

- Их волнует не очень большой круг вопросов. Почему цена на топливо отличается в разных местах? В чем разница между топливом брендированным и небрендированным? От чего зависит расход топлива? Что делать, когда на приборной доске загораются электронные помощники, связанные с двигателем? Мы пытаемся на все эти вопросы дать ответы. И знаете, количество мифов, которые гуляют по рынку, просто шокирует. Бывают вообще анекдотичные случаи. Допустим, заправляясь на нашей же партнерской АЗС, кто-то пускает слух, что там топливо лучше, чем у нас, и автомобиль на их бензине лучше едет... Но мы-то точно знаем, что это партнерская АЗС и топливом ее обеспечиваем только мы. Топливо одно и то же, а у человека мнение, что разное. Подпитка подобных мифов как раз и создает потребительские страхи.

- И на «Топливных классах» вы с ними боретесь?

- Стараемся. Иногда такого рода мифы тиражируют даже специалисты, которые по роду своей деятельности должны их развенчивать. Понятно, что иногда это вызвано прямой экономической заинтересованностью (напугать клиента, вовлечь его в дополнительные расходы по техобслуживанию автомобиля), но чаще – просто от незнания. У нас нет ограничений для слушателей – на занятия приходят и блогеры, и сотрудники станций техобслуживания, и владельцы крупных частных сетей АЗС, как это ни парадоксально. Бывают даже представители производителей присадок, причем мировых лидеров по производству этих специфических компонентов топлива. Но самый массовый сегмент, наверное, все же простые автомобилисты.

- Как давно вы проводите «Топливные классы», сколько длится курс обучения?

- Мы начали впервые проводить их в регионах около года назад, и у нас нет задачи «коврового покрытия» всех городов и сел. Есть запрос со стороны потребителя – мы едем в этот регион и стараемся разъяснять, что происходит. Курс занимает всего четыре часа. Этого достаточно, чтобы пройти по всем основным моментам. Как долго будем продолжать эту программу? Вероятно, до тех пор, пока рынок не перестанет нуждаться в ней и пока не перестанет генерировать совершенно смешные сообщения, когда топливо проверяют чуть ли не на вкус…

- Когда мы сегодня говорим о некачественном топливе, то имеем в виду только бензин или относим сюда же дизельное топливо и другие нефтепродукты?

- Мы говорим про всю линейку моторных топлив. Кстати, дизельное топливо даже более подвержено таким манипуляциям. Потому что под видом дизтоплива недобросовестными продавцами сейчас предлагается целая линейка нефтепродуктов – и так называемые средние дистилляты, печное топливо или судовое маловязкое топливо. Еще раз повторюсь, что на рынке все они могут находиться совершенно легально, но их продажа на АЗС в качестве автомобильного моторного топлива не предусмотрена.

- А чем отличается полуфабрикат от автомобильного топлива? Степенью очистки или какими-то добавками?

- Полуфабрикат – это продукт прямой перегонки топлива, который содержит большое количество веществ, загрязняющих окружающую среду. Если же мы говорим об автомобильном топливе, то это, как правило, смесь компонентов, в которой каждый из них не наносит вреда окружающей среде. Технический регламент, который вводился в нашей стране на топливо, в первую очередь был направлен на повышение уровня его экологичности. Полуфабрикаты объективно не обладают такими параметрами.

- Государство как-то контролирует, чтобы полуфабрикаты не попадали на АЗС?

- Безусловно. Более того, буквально в прошлом году государство ввело новые очень жесткие экономические меры. Появились оборотные штрафы, когда владельца АЗС, которая реализует топливо, не соответствующее уровню 5-го класса, наказывают штрафом в размере 1% от общегодовой выручки. Эта величина соответствует сотням тысяч и даже миллионам рублей. Однако сам механизм контроля очень своеобразен. По процедуре, государственные органы должны заранее предупредить проверяемую организацию о том, что приедут с проверкой – допустим, за 2 недели. И у собственника АЗС есть много времени для того, чтобы подготовиться к такой проверке. Сами понимаете, эффективность подобного контроля низкая, да и нет у государства ресурсов регулярно проверять весь рынок. Учитывая количество АЗС в нашей стране, выборка получается очень маленькая.

- Вероятно, бывают еще выезды по жалобам…

- Да, но, как показывает практика, эффективность их также не очень высокая. Это, кстати, подтверждается контролем со стороны независимых организаций. Например, таких, как Федерация автовладельцев России, которая проводит собственные проверки – она оценивает качество топлива на АЗС, смотрит, имеет ли место недолив. Так вот, по данным такой проверки, которую недавно проводила Федерация, у нас даже в Центральном регионе около трети АЗС торговали топливом, которое не соответствует «Евро-5». Напомню, сейчас в России разрешено торговать только топливом пятого класса.

- Какие еще последствия от некачественного топлива, кроме снижения заложенного в двигателе ресурса, отмечают специалисты? Для автомобиля и для окружающей среды?

- Я бы как раз начал с окружающей среды. Потому что причина введения жестких норм по автомобильному топливу заключалась как раз в том, что у нас в стране разрастаются города, в них растет количество автомобилей и растет потребление топлива. Повышение требований к топливу было вызвано в первую очередь экологическими соображениями. Что же касается автомобильных двигателей, за последнее время технологии их производства скакнули далеко вперед. Сейчас даже от малогабаритного мотора, легкого и небольшого с точки зрения рабочего пространства, производитель умудряется получать достаточно большую мощность. Двигатели с такими тонкими настройками могут работать только на топливе определенного уровня. Любое отклонение от нормы, появление дополнительных веществ, на которые агрегат не рассчитан, приводит к его преждевременному износу. Отмечу, что сегодня под более жесткие требования и ограничения, подгоняется не только топливо, но и линейка масел.

- Насколько автомобильное топливо, произведенное в России, отличается от того, что заливают в топливные баки в Европе?

- Фактически требования технического регламента в нашей стране соответствуют европейскому «Евро-5». И в этом плане топливо российского производства по своей экологичности и потребительским свойствам не отличается от европейского. Есть небольшие различия, вызванные особенностями технологии в Европе: там производят специальные биокомпоненты, которые добавляют в топливо. В России мы этого не делаем, что даже несколько повышает устойчивость нашего топлива к окислению и способствует более длительному хранению. То есть, наше топливо в этом плане даже более устойчивое и чистое.

- Значит, сегодня, когда иномарки в России занимают уже более 60% автопарка, можно сказать, что их двигатели полностью адаптированы к нашему топливу?

- В свое время европейские производители обосновывали ограничение появления каких-то моделей на нашем рынке необходимостью более часто проводить межсервисные технические осмотры автомобилей, объясняли это условиями эксплуатации (что у нас и топливо некачественное, и дороги плохие, и климат тяжелый). Но потихонечку мы выбили у них все эти технические обоснования. Сейчас фактически, если автомобиль не используется где-то в сельской местности, то условия его эксплуатации полностью сравнялись с европейскими. И когда мы говорим об иномарках, то четко понимаем: сюда можно везти любые модели, без каких-либо ограничений.

- Ваш проект «Топливный класс» поддержан государством? Кто-то еще на рынке занимается подобной просветительской деятельностью?

- Мы все это делаем в инициативном порядке. Косвенно государство нашу деятельность поддерживает, не столько просветительскую, сколько контрольную – оно взаимодействует с общественными организациями. Крупным компаниям даже предлагалось участвовать в обучении этих общественных организаций – необходимо было показать, как правильно проверять топливо, чтобы результаты таких проверок имели юридическую значимость. То есть, государство со своей стороны работает несколько в другой плоскости. Но в итоге мы бьем в одну точку, только разными инструментами.

(Для справки: Виктор Чуяков принимает активное участие в работе Межведомственной отраслевой рабочей группы по противодействию незаконному обороту продукции нефтяной промышленности при Государственной комиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции. «Газпром нефть» также принимала участие в разработке Методических рекомендаций для общественных организаций, которые были утверждены Росстандартом и сейчас активно применяются)

- Мы сегодня много говорили о просветительских активностях, а с точки зрения технологий компания как-то пытается защитить рынок от проникновения некачественного топлива?

- Конечно. Произвести качественное топливо – очень важная задача, но доставить до автомобильного бака топливо такого же качества – не менее важная. И сегодня все крупные компании на рынке пытаются решить эту задачу, оснастив всю цепочку (по доставке топлива, его сливу, хранению) цифровыми технологиями контроля, без участия в этом процессе человека. Чтобы людские руки в этом процессе не могли, вольно или невольно, нанести какой-то ущерб.

- Часто автолюбители сами пытаются добавлять в топливо какие-то присадки, основываясь на советах знакомых механиков. Но может, лучше для автомобиля просто заливать качественное топливо, в котором все необходимое уже есть?

- А вот это очень грамотный совет. Потому что большое количество производителей рекламирует свои чудо-присадки, которые «практически мертвый автомобиль ставят на ноги» или «он вообще никогда не сломается, если ему капнуть это в бензобак…». В большинстве своем это только рекламные трюки, некая маркетинговая активность, чтобы потребитель купил продукт. А в действительности топливо, которое выходит с заводов, произведенное по всем технологическим правилам, многие проблемы уже решает. Вопрос только в том, чтобы топливо изначально было произведено с параметрами, которые потребитель ожидает. Самое главное, надо понимать, что современные двигатели, выдающие большую мощность при малых объемах цилиндров, проектируются под конкретные характеристики современных топлив. Самостоятельное изменение этих характеристик при помощи заливаемых в бак присадок может привести к ускоренному выходу двигателя из строя, не говоря об электронике автомобиля, которая может «сойти с ума» от топлива, которое ей не понятно. Хочу сказать, что мы внимательно отслеживаем реакцию потребителей на наши продукты – смотрим, какие болевые точки, какие жалобы есть. Работаем над улучшением характеристик, чтобы в любой сезон наше топливо сохраняло свои потребительские свойства, поддерживало чистоту форсунок в двигателе и т.д.

- У вас для этого есть лаборатории и есть профессионалы, и вам для решения этих проблем больше ничего и не нужно?

- Нужно. Здесь очень простая зависимость: качество обеспечивается там, где его контролируют. Если вам говорят, что где-то там за тридевять земель произведен замечательный продукт и можно поэтому не проверять его качество – не верьте. Качество нужно контролировать всегда. Кстати, в свое время мы в «Газпром нефти» разработали методику экспресс-контроля при помощи мобильных передвижных лабораторий. И это оказалось весьма прогрессивным. Наши экспресс-лаборатории позволяют быстро обнаруживать отклонение топлива от нормы. В таком случае реализация сразу прекращается. Такая лаборатория в течение дня успевает объехать несколько заправок и проверить всю линейку продуктов.

Отмечу, что в стандартных методиках подобные проверки прописаны не были. Мы были «застрельщиками» этого нововведения. Но наша активность привела к тому, что, во-первых, наши технологии передвижных проверок с новым высокотехнологичным оборудованием скопировали практически все ведущие игроки рынка. А во-вторых, и Росстандарт сегодня задумался о том, что надо внедрять нормативные документы, которые легализуют и позволят проводить такого рода контроль. Не исключено, что государственные органы тоже захотят внедрить у себя такие же инструменты и использовать их в борьбе с контрафактом на рынке.

, источник: АВТОСТАТ

Подписывайтесь на наши обновления
И получайте самые актуальные новости первыми

также подписывайтесь на наши соцсети

Комментарии 0
Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий, или войдите с помощью