АВТОСТАТ | Питер Хорбери, Хуан Нинг, Гай Бергойн – дизайнеры Geely («АВТОСТАТ»)

Событие

подробнее

Инфографика

Все публикации

24.11.17Прочитали 708 раз

Питер Хорбери, Хуан Нинг, Гай Бергойн – дизайнеры Geely («АВТОСТАТ»)

Где, как и какими силами делается сегодня дизайн автомобилей Geely, а также целого ряда других брендов, вошедших не так давно в структуру Geely Holding Groupe (Volvo Car, LYNK&CO, London Taxi, Lotus, малазийский Proton)? Как происходит разграничение между брендами? Куда будет двигаться дизайн Geely завтра? Ответы на все эти вопросы корреспондент агентства «АВТОСТАТ» попытался получить во время пресс-конференции с топ-менеджерами по дизайну в Белоруссии 18 ноября – в день, когда на заводе «БелДжи» запускался в производство по полному циклу новый кроссовер Geely Atlas. Нашими собеседниками стали вице-президент по дизайну «Джили Авто» г-н Питер Хорбери (Peter Horbury), генеральный менеджер дизайн-студии в Шанхае г-н Хуан Нинг (Huang Ning), директор по дизайну г-н Гай Бергойн (Guy Burgoyne).

Дизайнеры Geely

На фото (слева направо): Хуан Нинг, Питер Хорбери, Гай Бергойн

 

- Расскажите, пожалуйста, где и какими силами делается дизайн Geely.

Питер Хорбери:
- Дизайн Geely начался более 5 лет назад, и на тот момент наши дизайнеры были не очень активны. До этого дизайн разрабатывался сторонними компаниями. Внутри самой компании мы начинали всего с пяти человек в Швеции и нескольких человек в Шанхае в 2012 году. Сейчас нас более 600 человек в четырех компаниях с офисами в Барселоне (Испания), Лос-Анжелесе (США), Шанхае (Китай) и Гётеборге (Швеция).

- Каждое подразделение занимается определенным направлением?

- В Швеции дизайнеры работают над новым брендом LYNK&CO, в Шанхае – непосредственно над Geely, Испания и Калифорния – дополняют работой предыдущие два офиса. В последнее время к нам присоединились компании Proton и Lotus и мы также начали разрабатывать дизайн для London Taxi.

- Расскажите немного о языке дизайна Geely. Хочется понять, как проходит разграничение внутри бренда, где в дизайне Geely встречаются китайские традиции, а где – европейские.

- Моя изначальная идея была представить китайскую культуру, китайский дизайн миру вместе с его пятисоттысячной историей. Это была первоначальная идея для дизайна. Так как до сих пор в Китае в тренде внимание к европейским брендам, мы хотели соединить китайский дизайн с европейским, добавив китайские элементы в европейский дизайн.

Это очень хорошо заметно в элементах декора. Например, в обрешетках радиатора или в декоративных крышках громкоговорителей – здесь очень четко прослеживаются элементы традиционного китайского декора (элементы такого декора, к примеру, действительно присутствуют на фризах Запретного города в Пекине – прим. авт.).

Вот только вчера я объяснял, как внедряю в автомобильный дизайн форму китайских моcтов – мы делаю панели в виде этих форм, и это придает особый шарм внутреннему дизайну автомобиля (в Geely Allas действительно в районе рычага, переключающего передачи есть декоративные элементы, очертаниями напоминающие изгибы моста через озеро Сиху в Китае – прим. авт.).

Хуан Нинг:
- Одна из идей нашего дизайна – это идея использовать «китайскую кисть». Конечно, сейчас уже не пользуются ручным карандашом или кисточкой с тушью, их заменяют электронные средства, но мы пытаемся сохранить эффект рисунка кистью. Разница есть.

Когда ты берешь маркер и проводишь линию определенной кривизны, на листе она остается такой же линией... А вот то, что делает китайская кисть, оно начинается ниоткуда, расширяется и исчезает в никуда. И все это вместе создает тот китайский стиль, который формирует наш дизайн. И уже поэтому наши мосты – мост восточный и мост китайский – это совершенно разные вещи.

Есть разница. Поэтому я согласен и поддерживаю точку зрения Питера, что передавая в дизайне изгибы наших мостов, мы можем придать более изящные формы нашему автомобилю.

- Расскажите, пожалуйста, о цветовой гамме для кузовов Geely Atlas. Сколько цветов есть сейчас и сколько вы планируете использовать в целом в ближайший год?

Гай Бергойн:
- Глобально у нас различные цвета и цветовая гамма. Например, для Малайзии мы недавно разработали отдельную гамму. Вообще для каждой страны мы разрабатываем свою палитру, с учетом вкусовых предпочтений страны, людей, которые там живут. На данный момент это в среднем 6-7 цветов.

- Присутствует ли в этих красках китайский акцент?

Питер Хорбери:
- В Китае большинство распространенных цветов для автомобилей – это белый и черный металлик – на китайском рынке они составляют больше 66%. Но так как цвет – это очень важно, это очень чувствительный момент, мы всегда прислушиваемся к предпочтениям территории, на которой продаем автомобили. У нас есть свои тенденции, которые мы хотели бы продвигать, но мы очень осторожны и внимательно слушаем то, что нам диктует рынок.

Кроме всего прочего, в современном мире многое зависит от цены при перепродажах на вторичном рынке, так как автомобили часто берут в лизинг – уже поэтому стоит быть очень осторожным с установлением тренда на цвета автомобиля. Бренды меняются, а цвет – это достаточно устойчивый тренд.

Когда для лизинга берут машины, то стараются не брать машины какого-нибудь яркого желтого цвета. Потому что когда машину возвращают, те, кто ее отдавал, должны быть уверены, что она и потом все еще останется в тренде – и можно будет зарабатывать на ней дальше. В связи с этим происходит влияние глобализации, идет тенденция к унификации цвета. При этом, конечно, на каждом рынке мы стараемся использовать разные цвета для автомобилей.

- Можете назвать, какие цвета идут сейчас на конвейере «БелДжи»? Речь идет только о цветах для Geely Atlas…

- На презентации вчера можно было видеть, какие цвета идут сейчас на конвейере «БелДжи» - белый, черный, серебристый, изредка красный (в компании Geely не принято давать цветам для кузовов автомобиля какие-то особенные названия – «баклажан», «серебро Севера», «бриз» - прим. авт.). На других своих предприятиях мы каждый год что-то меняем, добавляем – с учетом вкусов на рынке и новых тенденций. То же происходит и с внутренним оснащением машины. Для салона автомобиля у нас также есть цветовая гамма. Светлее или темнее – выбираем в зависимости от предпочтений рынка.

Гай Бергойн:
- На китайском рынке сейчас наблюдается устойчивая тенденция – покупателям нравятся глубокие насыщенные цвета: темно-темно-зеленый металлик, темно-коричневый металлик, глубокий синий цвет. В Китае вся эта палитра цветов есть, но многое зависит от емкости производства. Например, цвет шоколада становится в нашей стране все более популярным, и мы думаем об этом, но обычно все зависит от сложности запуска того или иного цвета.

Питер Хорбери:
- Так как в современном мире постоянно идет замещение, мы должны постоянно развиваться, в том числе и в цветах, и в дизайне, - и то, с чего мы когда-то начинали, сегодня для нас уже устарело. Поэтому мы смотрим в сторону развития и обновления. Одна из проблем нашей работы – то, что мы живем в будущем, а не в настоящем. Каждый день мы разговариваем о 2020-ом годе, о 2022-ом, и я иногда замечаю, что уже подписываюсь на бумагах годом 2020-ым, потому что о 2017-ом мы разговаривали уже три года назад…

- Кризисные годы на авторынке научили производителей быстрее производить смену модельного ряда. Сегодня мы присутствовали на запуске в производство нового кроссовера Geely Atlas, но наверное вы уже наметили, когда будет его обновление?

Питер Хорбери:
- Пока это секрет. Мы постоянно работаем над развитием нашего продукта, над обновлением. В Китае сейчас идет большая тенденция к обновлению, обновления требует рынок. И компания постоянно над этим работает. Более сложным для нас является вопрос обновления электроники в начинке автомобиля. Вслед за компьютерами, которые постоянно присылают запросы на обновление, мы постоянно видим, что нам нужно обновлять автомобили – с такой же скоростью.

Одна из наших идей – в том, чтобы персонифицировать в автомобиле приборную доску. Сделать так, чтобы комбинацию приборов, дисплей можно было подстраивать под себя индивидуально. Мы думаем, что за этим – будущее.

А что касается конкретно Geely Atlas – у нас уже сейчас есть возможность в ближайшем будущем дать его покупателям выбор между спортивным дизайном, экономным и комфортным. От этого будет зависеть и цветовая гамма, и начинка, и многое другое. Пока такого выбора в Atlas нет, но в будущем году уже появится.

- Есть ли в ваших планах поменять дизайн автомобилей Volvo и Lotus?

Гай Бергойн:
- У нас разделяется дизайн: отдельно идет дизайн Geely – в автомобилях LYNK&CO, Lotus, Proton и ряда других брендов, и отдельно Volvo. Volvo – это отдельный департамент, и мы сейчас о нем не говорим. Но хочу сказать, что Питер, работая в Volvo, уже несколько раз изменял дизайн бренда за годы своей работы там.

- Но есть новый бренд LYNK&CO, который будет иметь ту же платформу и даже кузов использовать тот же, но дизайн у него будет какой-то другой. Вот как сформулирована главная идея дизайна для LYNK&CO и Geely и что их разведет между собой?

- LYNK&CO и Geely мы решили разделить, потому что Geely – это дизайн для китайского рынка, на него влияют тенденции китайского дизайна, о чем мы уже говорили, и это сделано в Китае. LYNK&CO – это европейский бренд, и все европейские течения влияют на него. Но это тот европейский бренд, который сделан в Китае.

- Какие-то основные черты, детали?

- Это два разных дизайна, хотя они действительно подразумевают под собой небольшие различия. Все-таки Geely – это больше спортивные автомобили. И их дизайну свойственно то, о чем мы уже говорили сегодня, когда вспомнили о начертании кисти – то есть, это более плавные формы. Когда же мы говорим о LYNK&CO – это все-таки машины более архитектурные, чуть более массивные, может быть. И в этом отношении они и выглядят более тяжелыми.

Питер Хорбери:
- Мы бы хотели также подчеркнуть, что дизайн автомобилей мы можем различать и каким-то образом создавать много вариантов, но при этом все-таки должна оставаться идентификация бренда, чтобы они были более похожи. LYNK&CO и Geely – они действительно отличаются. Так же, как это происходит среди наших знакомых и членов семьи: когда мы на них смотрим, мы все же выделяем одного человека от остальных. То же самое мы бы хотели бы делать и с нашими автомобилями, чтобы, когда вы на них смотрите, сразу становилось ясно, где Geely, а где LYNK&CO.

Так как и в Китае, и в мире по лицу судят о характере, мы тоже хотим, чтобы внешний вид автомобиля сразу говорил о его характере. Мы бы хотели, чтобы наши машины были более одушевлены. Вот холодильник или другой бытовой прибор – куда мы его поставили, там он и стоит. Автомобиль же – это все-таки нечто более живое для нас.

Что мы больше всего хотели бы сделать – это внести душу в автомобиль, персональность, чтобы металл стал чем-то более одушевленным. Так же, как в мультфильме Уолта Диснея о машинах. Автомобили – это живые создания. Думаю, поэтому Дисней тоже проникся этой идеей и сделал свои машины живыми. Разные части машины – это как части лица: капот – нос, решетка радиатора – соответственно, рот, фары – глаза…

- Сейчас мир стремится к глобализации. Эксперты говорят о том, что в ближайшем будущем останется всего 10 платформ автомобилей, кто-то называет 6. В этом смысле для дизайнера увеличиваются возможности приложить свой талант, свои умения, свою индивидуальность или, наоборот, уменьшаются?

- В наше время даже сейчас уже можно говорить, что когда вы делаете дизайн, у вас по сути руки связаны всевозможными требованиями – различных рынков, государственных запретов. У нас уже, по сути, на данный момент идет унификация. Нас, дизайнеров, все время что-то ограничивает, что-то мешает, связывает руки – механические причины, запросы рынка, конструктивные особенности, юридические требования для автомобилей, опять же для дизайна мы все время отсматриваем инновации, мировые тенденции. Тем не менее, внешний вид разных брендов остается разным.

Мы видим, что с тенденцией к появлению и развитию автономного вождения автомобилей, скорее всего, у дизайнеров будут развязаны руки. Всевозможные испытания будут меньше связывать нам руки, к дизайнерам будет меньше требований, так как не водитель будет за рулем.

А что касается платформ и их разнообразия, LYNK&CO сделан сегодня на той же платформе, что и Volvo, но при этом они сделаны и выглядят по-разному. Volkswagen, SEAT, Skoda, Audi – все эти машины сделаны на одной платформе, но при этом они тоже совершенно разные. К тому же сейчас появляется еще один большой плюс – идет электрификация автомобилей. Она открывает нам больше возможностей для запуска новых вариантов (намного легче рисовать машину, которая не привязана к компоновке двигателя – прим. авт.).

- Планируется ли в ближайшем будущем создать спорткар Geely – ну, хотя бы, имея в виду, что Geely выкупила много компаний, в том числе Lotus. И опыт, приобретенный этой компанией, логично было бы использовать.

- Именно поэтому мы и купили Lotus , потому что можем взять интересные идеи для нового бренда. Они – абсолютные эксперты в производстве спортивных автомобилей. Но производственные возможности Lotus очень ограничены. У нас же есть больше возможностей, чтобы расширить производство с помощью Geely, и над этим мы работаем. Это не говорит о том, что мы будем делать спортивные автомобили Geely, но какие-то идеи используем.

- Возможно, тогда появится спорткупе Lotus ?

- Зачем нам копировать Lotus, вместо того, чтобы создать новый автомобиль? Когда я пять лет назад начинал работу в компании Geely и стал работать над дизайном Atlas, я и представить себе не мог, к чему придет через 5 лет компания. Я не мог себе представить автомобили, какие мы выпускаем сейчас или те, которые планируем выпускать и о которых пока не можем сказать вам сегодня. Но я действительно впечатлен тем, как быстро все меняется…

Тот ритм работы, с которым я встретился в компании Geely, ни с чем не сравним. Ни с одной компанией, в которых я работал раньше. И это очень здорово для команды дизайнеров. Потому что для дизайнера важно оставаться в ритме жизни. На данный момент у нас уже 40 проектов только в Шанхае, связанных с Geely. Все эти 40 проектов – представляете, как сложно всем этим жонглировать?!

Смотрите, два года назад Geely продала 450 тысяч машин, год назад – 750 тысяч, в этом году речь идет уже о 1,2 млн. С нашими новыми брендами Lotus, Proton, мы уверены, что сможем развиваться намного быстрее.

Хочу привести вам еще один небольшой пример, чтобы вы почувствовали, какой ритм работы в Китае. Недавно мы были приглашены на собрание, в котором решалось, какой цвет для кузова автомобиля выбрать. Нам необходимо было выбрать 3-4 цвета. Это был проект, который пока разрабатывали студийно.

Мы полагали, что когда придем на производство, то увидим обычные панели, окрашенные в разные цвета, которые стоят вдоль стены и, глядя на эти панели, мы и будем выбирать свои 3 или 4 цвета. Но когда мы пришли на производство, то увидели 15 окрашенных в разные цвета автомобилей. То есть для нас построили 15 прототипов – чтобы мы могли увидеть игру цвета более точно. И это при том, что проект был просто на этапе студийной разработки. Но такой подход к работе в Китае.

- У Proton никогда не было своего лица. Получит ли он теперь это лицо или новую платформу?

- Мы в любом случае, конечно, планируем что-то совмещать в дизайне. Например, взять конструкцию автомобилей Proton с правосторонним движением и то же самое сделать в Geely. Вам известно, что в год производится 8 млн автомобилей для правостороннего движения? То есть, очень много машин ездят по «правильной» правой стороне… (шутит – прим. авт.).

В остальном же – мы можем развести эти бренды также, как это сделали Opel и Buick. Opel – немецкий, Buick – американский. Они похожи, но при этом у каждого свое лицо. Geely Atlas будет производиться с правым рулем, но под брендом Proton для малазийского рынка.

- Не собираетесь ли вы перебраться еще и в Австралию?

Гай Бергойн:
- Я сам наполовину австралиец, жил в этой стране и моя жена австралийка. Мы не уверены, будет ли выходить Geely на австралийский рынок, но несколько автомобилей этого бренда я уже видел в Австралии. Если говорить об Австралии, то частично бренд London Taxi продается в Австралии… Теперь это тоже уже часть Geely… Кстати, мы уже произвели один электромобиль для эксплуатации London Taxi. Сейчас он проходит испытания в Лондоне и будет продаваться по всему миру.

- На каком этапе сейчас проект по Лондонскому такси? Когда начнутся производство и продажи?

- Со следующего года в Лондоне вступают в силу новые правила, согласно которым в центре Лондона смогут работать только такси-электрокары. Их производство уже началось. Мы уже выпускаем автомобили по этому проекту и начнем их продажи для автопарков в следующем году. Уже можем сказать, что их цена будет ниже, чем сейчас на электрокары. Нас государство очень поддерживает. Уже на данном этапе разрабатываются и устанавливаются зарядные станции для электрокаров. Также государство очень помогает, выдавая гранты собственникам на покупку автомобилей.

- Какая самая любимая модель Geely у вас, как у их создателей?

- Самая любимая – следующая, которая выйдет (улыбаются – прим. авт.) Мы, дизайнеры, никогда не удовлетворены тем, что видим и что есть, нам больше нравится то, что будет.

, источник: www.autostat.ru

 
Загрузка...