Warning: array_merge(): Argument #1 is not an array in /var/www/autostat/data/www/autostat.ru/application/models/tags.php on line 133 АВТОСТАТ | Ким Сонг Хван, президент «КИА Моторс Рус» («Клаксон»)

Инфографика

Все публикации

15.09.15Прочитали 589 раз

Ким Сонг Хван, президент «КИА Моторс Рус» («Клаксон»)

Ким Сонг Хван.jpg

Поводов для разговора накопилось немало. И кризис на российском рынке, и перспективы развития модельного ряда, и отношения с дилерами. Побывавший в редакционной гостиной президент “КИА Моторс Рус” Ким Сонг Хван старался не только подробно ответить на все вопросы, но и зарядить нас своим оптимизмом.

– До сих пор корейские бренды даже на фоне кризиса показывали положительную динамику продаж. Но недавно и у “Kia” продажи рухнули. Как планируете стимулировать спрос?

– Когда я приехал в Россию, объем авторынка составлял около трех миллионов машин в год. По нашим прогнозам, продажи всех автомобильных компаний в России в этом году упадут до отметки в 1,6 миллиона. В последнее время ситуация действительно сложная. Она усугубляется девальвацией рубля. Но даже на фоне экономической нестабильности наша компания чувствует себя неплохо. На фоне общего падения рынка по итогам периода с января по июль на 36 процентов наши потери составили всего 18 процентов. То есть темпы падения у нас значительно ниже среднерыночных. При этом продолжает расти наша рыночная доля. По итогам семи месяцев этого года она приблизилась к уровню в десять процентов. И она нас вполне устраивает. В компании своя философия: задача заключается не в том, чтобы добиться максимального объема продаж. Для нас важнее стать любимым брендом максимального числа потребителей.

– Разве показатель продаж не самый важный в автобизнесе?

– Если сейчас мы будем ориентироваться только на объемы продаж, то нельзя будет говорить о долгосрочном устойчивом развитии бизнеса. Для нас ключевым показателем является индекс удовлетворенности клиентов. На него влияют и качество работы дилеров, и особые маркетинговые программы, а также постоянная адаптация автомобилей под нужды российских автолюбителей. Мы мониторим рынок, стараемся анализировать разнообразные мнения или жалобы клиентов. Всю собранную информацию тщательно проверяем и используем в дальнейшей работе. Стараемся постоянно модернизировать автомобили с учетом пожеланий российских клиентов.

– А какие жалобы особенно запомнились?

– Мне больше запомнились не жалобы, а просьбы сделать автомобили более приспособленными к суровым зимним условиям. Например, улучшить работу системы отопления. Мы сразу отреагировали. И стали первым автопроизводителем, который для всех автомобилей на российском рынке добавил пакет “Теплые опции”: кроме подогрева кресел в него также входит обогрев лобового стекла, стеклоочистителей и руля. Мы и дальше будем внимательно относиться к просьбам российских клиентов. Ведь Россия остается для нашей компании ключевым рынком, который сейчас по объемам продаж в глобальном масштабе составляет семь процентов и находится на четвертом месте, уступая лишь США, Корее и Китаю. Именно поэтому KIA не снижает объем инвестиций в развитие модельного ряда, а также российскую дилерскую сеть, несмотря на кризисные тенденции. И это приносит свои плоды. Мы видим, что дилеры, которые работают с несколькими марками, больше удовлетворены работой именно с нашим брендом.

– Сейчас многие сократили дилерскую маржу. Вы тоже?

– Нет, не сокращали. Мы создаем для дилеров комфортные условия, стараемся держать цены на приемлемом уровне и не перекладываем на партнеров рыночные риски в связи с нестабильностью российской валюты. В итоге дилеры находятся в неплохой форме – 86% из них рентабельны даже в условиях кризиса. С остальными надо работать, искать причины неудач, в каждом случае принимать индивидуальное решение. Я просто обязан защищать наших партнеров в непростых рыночных условиях. Поэтому по сравнению с прошлым годом программы поддержки дилеров не сокращали.

– Государство тоже заявляло о поддержке дилеров, продлевая программу утилизации и субсидируя процентную ставку по кредитам. В “Kia” ощутили эффект от этих программ?

– Конечно! Ведь под действие госпрограмм попадает до 70% всех автомобилей, которые мы продаем.

– Ваш представительский “Quoris” отлично подходит для чиновников, поскольку собирается в России. Между тем они по-прежнему предпочитают седаны немецких марок. Планируете как-то продвигать эту модель в госструктурах?

– Мы работаем с чиновниками, стучимся почти в каждую дверь. Особенно активно в регионах. И в некоторых городах “Quoris” пользуется успехом среди государственных структур.

– Может быть, все дело в имидже? Есть мнение, что качество автомобилей корейских брендов улучшается гораздо быстрее, чем имидж компании. Согласны с этим утверждением? И что делаете для того, чтобы улучшить привлекательность бренда?

– Довольно давно, когда мы только начали экспортировать наши автомобили за рубеж, чтобы прорваться на новые рынки, мы прикладывали максимум усилий, не экономя на рекламе и предлагая низкие цены. Но чтобы занять свою нишу на рынке, мы начали думать, на какой отличительной особенности автомобилей KIA акцентировать внимание? Тогда мы решили, что должны выпускать самые качественные машины. И вот сейчас, когда с запуска этой стратегии прошло почти десять лет, мы собираем урожай из престижных независимых международных премий, которые и помогают улучшать имидж в области качества. Например, заняли второе место в американском рейтинге надежности “J.D.Power”, уступив только “Porsche”. А среди массовых брендов мы на первом месте в этом списке. Наши модели “Sorento” и “Soul” возглавляют мировые рейтинги по надежности в своих сегментах. Эти награды говорят о том, что клиенты нам доверяют. Мы со своей стороны уверены в своем продукте. Иначе не предлагали бы десятилетнюю гарантию в США и пятилетнюю (а для “Quoris” – семилетнюю) в России.

– Но ведь эта гарантия не распространяется на все узлы и агрегаты?

– Она покрывает наиболее сложные и дорогостоящие агрегаты. Чтобы постоянно повышать качество, мы устраиваем конкурсы, соревнование между собственными центрами разработок и дизайна, которые расположены в Южной Корее, Европе и США, Китае и Японии. Каждый центр предлагает собственные решения для новых моделей, мы выбираем лучшие.

– А в чем для компании заключается главная сложность работы в России? Возникают какие-то проблемы с местными покупателями?

– Я не могу пожаловаться на какие-то особенности российских покупателей. Раньше в штаб-квартире “KIA Motors” думали, что ваш рынок не отличается от европейского. Но потом поняли: есть отличия. Российские клиенты открыты для новых идей, у них нет предрассудков в отношении брендов, характерных для покупателей в европейских странах. Это очень важно для нас, не случайно в России у нас лучше бизнес-результаты, чем в Европе. Поэтому вашу страну в глобальной стратегии KIA выделили в отдельный рынок, для которого специально дорабатывают все модели автомобилей. В качестве примера приведу увеличенный дорожный просвет. Если возвращаться к вопросу о трудностях, то главной сложностью считаю климат. В России слишком холодно зимой и автомобили приходится адаптировать к экстремальным условиям эксплуатации. Российскую специфику теперь учитывают при разработке всех новых моделей KIA.

– А разве постоянные скачки курса рубля не мешают нормально работать?

– Да, волатильность валют создает сложности. Но мы стараемся не акцентировать внимание на краткосрочных тенденциях, а мыслить долгосрочно. И с этой точки зрения российский рынок выглядит перспективно.

– Какие перспективы? Доходы населения падают, а дороги в нашей стране строить так и не научились... Где же предпосылки для столь оптимистичного взгляда в будущее?

– Да, сейчас тяжелые времена. Но для нас российский рынок остается очень важным и привлекательным в любой экономической ситуации. Представим негативный сценарий, когда продажи падают до полутора миллионов автомобилей. У нас десять процентов рынка – то есть 150 тысяч реализованных втомобилей в год. Для сравнения: в Великобритании мы продаем 80 тысяч машин, в Германии – всего 60 тысяч, в Италии – еще меньше. А если через какое-то время рынок вернется на уровень в три миллиона автомобилей, мы, удерживая нашу долю, сможем гипотетически продавать до 300 тысяч машин. Почему мы еще верим в Россию? Потому что местный парк, насчитывающий 40 миллионов автомобилей, довольно старый. И их необходимо менять на новые.

– В начале года Вы анонсировали запуск программы продаж сертифицированных автомобилей с пробегом. Называлась цифра 10% от общего объема продаж. Как обстоят дела сейчас?

– Рынок продаж автомобилей с пробегом очень важен для индустрии в целом. Он способствует обновлению автопарка страны. Система trade-in является для автопроизводителя определенным рычагом, чтобы поддержать продажи новых автомобилей. Но в России пока нет единой системы определения среднерыночной цены автомобилей с пробегом. Кроме того, не определены юридические процессы организации подобного бизнеса. Поэтому мы создали свою систему и запустили собственную программу продаж сертифицированных автомобилей с пробегом “KIA Уверен” в первм квартале этого года. И задачу выполнили– сейчас продаем 20 процентов автомобилей с пробегом именно по этой программе.

– Знаем, что компания разрабатывает полноприводные седаны. Когда такие автомобили могут появиться в продаже?

– Да, подобные разработки проводятся. И в первую очередь в связи с потребностями российских клиентов, которым необходимы седаны для полноценной эксплуатации в зимних условиях. Точные даты пока назвать не могу.

– Большой внедорожник “Mohave” фактически оказался провальной моделью в России. Какие сделаны выводы?

– Думаю, нет четкого критерия, который бы определял успех или провал модели. “Mohave” пользуется определенным спросом. Клиенты, которым необходим традиционный внедорожник, ценят именно этот автомобиль. Да, это не бестселлер в России. Ведь здесь больше популярны кроссоверы. Зато в других странах автомобиль продается лучше.

– И последний вопрос. Что бы Вы хотели изменить на российских дорогах как обычный автолюбитель?

– В основном я езжу в Москве. И меня устраивает качество дорог. Хотя знаю, что в регионах есть просто ужасные трассы. Кто-то жалуется на агрессивный характер российских водителей. Но меня трудно этим удивить: после жесткого стиля вождения, который характерен для Сеула, уже ничего не боюсь.

«Клаксон»