Интервью с главой Daimler AG Дитером Цетше (Slon.ru) | АВТОСТАТ

Интервью с главой Daimler AG Дитером Цетше (Slon.ru)

0

Глава Daimler AG Дитер Цетше рассказал Slon.ru о перспективах развития автоконцерна в России и в мире. 

 Глава автомобильного концерна Daimler AG Дитер Цетше во время Женевского автосалона дал Slon.ru небольшое интервью. Цетше рассказал о перспективах развития компании, а также пояснил, почему производитель предпочитает работать в России в рамках альянсов и из-за чего запуск продаж малолитражек Smart на отечественном рынке столько времени откладывается.

 – Сотрудничество Daimler AG с BMW и Renault, совместная разработка компонентов для новых машин набирают обороты. Что в компании Daimler AG делают для того, чтобы, вопреки происходящей унификации, сохранить ДНК марки?

– Дело в том, что уже сейчас, по моим данным, 65%–70% компонентов [в себестоимости автомобиля] Mercedes заказывает у независимых поставщиков. И в каждом случае, когда речь идет о таком сотрудничестве, со своей стороны мы делаем все необходимое для того, чтобы все детали, которые используются при производстве автомобилей, соответствовали нашим, уникальным для компании Mercedes-Benz, требованиям. В случае с перечисленными выше альянсами схема работы такая же. Те компоненты, которые мы разрабатываем вместе, на своей финальной стадии также должны будут соответствовать нашим стандартам качества и стать, как следствие, тоже равнозначной частью ДНК марки Mercedes-Benz. 

– В России Mercedes-Benz предпочитает развиваться в рамках альянсов. С чем это связано?

– В том, что касается грузовых машин, наш партнер – «КамАЗ», сильнейший игрок на российском рынке. Его доля в разное время составляла от 40% до 70%. При этом сегмент премиальных грузовиков в России очень небольшой. То есть собственного товара, который идеально подходил бы для российского рынка, у нас нет. В таких условиях, чтобы быть успешными на рынке, альянс с «КамАЗом» был единственным правильным решением. К слову, мы сохраняем за собой право увеличить долю в «КамАЗе» в том случае, если мы примем такое решение.

В случае с коммерческими моделями у нас был выбор между двумя сильнейшими игроками на рынке. Но основу рынка по-прежнему занимают бюджетные модели. Это определило наш выбор. Для российского рынка наиболее подходящая модель, из имеющихся в нашей линейке, – Sprinter. Для ее продажи мы сможем использовать дистрибуторскую сеть ГАЗа. То есть с помощью российских партнеров мы получаем быстрый доступ к российскому рынку.

– Возможно ли создание альянса для производства легковых моделей? Может ли оно быть развернуто в рамках уже существующих партнерств?

– С легковыми моделями ситуация особая. Мы производим дорогие машины. Они традиционно составляют совсем небольшую долю продаж на рынке. Но для того, чтобы производство таких машин стало возможно в России, потребуются затраты, сопоставимые с теми, которые нужны для выпуска массовых моделей. Но для премиум-бренда увеличить показатели продаж до такого уровня, когда производство становится рентабельным, – задача крайне непростая. Именно поэтому пока легкового производства в России у нас не будет. Ведь даже объединение усилий с партнером не даст необходимого результата. Все, что мы могли бы в этих условиях использовать от российского партнера, – окрасочный цех. В остальном же инвестиции потребовались бы те же, что и в случае, если бы мы действовали без партнера.

– Для того чтобы получить льготы по новым соглашениям, взял ли Mercedes на себя какие-либо обязательства перед российским правительством?

– Мы подавали заявку для того, чтобы на льготных условиях вместе с ГАЗом выпускать коммерческие модели и с «КамАЗом» – грузовики. Насколько мне известно, эти соглашения никак не связаны между собой. В случае с «КамАЗом» исполнение всех требований по режиму «промсборки» берет на себя российский партнер.

– Должен ли Mercedes выпускать какое-то минимальное количество машин вместе с ГАЗом, чтобы оставаться в рамках этих соглашений?

– Нет. Минимальный объем в этом документе не прописан. Больше пока ничего не могу рассказать об этом.

– Концерн уже несколько раз обещал начать официально продавать Smart в России. Но дальше обещаний дело не зашло. Сейчас снова заговорили об этом...

– Признаюсь, не хотел бы давать еще одного обещания, которое не уверен, что смогу сдержать. Мы всерьез изучаем этот вопрос. Очевидно, что в крупных городах, в Москве к примеру, есть все необходимое для запуска продаж. Но для того, чтобы оценить окупятся ли инвестиции в запуск марки на рынке, нужно четко понимать будет ли достаточным спрос.

– Много слухов о том, что Smart может в ближайшее время превратиться в бренд, под которым будут выпускать исключительно электромобили. Так ли это?

– Нет. Однозначное «нет». Это городской автомобиль, и электропривод для него актуален. Но потребуется очень много лет, чтобы электромобили заменили собой обычные полностью.

– Эксперты прогнозируют, что к 2020 году их доля на рынке достигнет 20%. Насколько реалистичными вам кажутся такая оценка?

– Пока, несмотря на все достоинства электромобилей, у них есть и свои ограничения. Например, необходимость тратить время на подзарядку. И хотя технологии постоянно совершенствуются, естественный рост до 20% рынка к 2020 году мне кажется практически недостижимым. С другой стороны, конечно, повлиять на спрос можно и нерыночными методами, например, с помощью налогообложения. В таком случае, оценивать рост популярности электромобилей невозможно.

Источник: Slon.Ru
Подписывайтесь
на наш телеграм-канал или на email рассылку

также подписывайтесь на наши соцсети

Комментарии 0
Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий, или войдите с помощью