Сергей Мамыкин, основатель и технический директор группы компаний «КУППЕР» | АВТОСТАТ

Сергей Мамыкин, основатель и технический директор группы компаний «КУППЕР»

2

Сергей Мамыкин, основатель и технический директор группы компаний «КУППЕР»

«Зеленый цвет масел CUPPER – это симбиоз оригинальности и экологичности»

Российский авторынок, как и вся экономика, столкнулся с множеством сложностей на фоне санкций. Выпуск и поставки новых машин, комплектующих, запчастей фактически встали, а цены на те, что доступны, повысились на 15 – 100%. Не обошла геополитика стороной и сегмент смазочных материалов. О том, что происходит сейчас с производством и продажей моторных и трансмиссионных масел, присадок и смазок, как себя при этом чувствуют отечественные производители такой продукции – об этом и многом другом в интервью агентству «АВТОСТАТ» рассказал основатель и технический директор группы компаний «КУППЕР» (бренд смазочных материалов CUPPER) Сергей Мамыкин.

- Сергей Михайлович, как сегодня развивается ситуация на рынке ГСМ?

- Пока преимущественно по негативным сценариям. Во-первых, мы уже имеем практически полностью перекрытый канал поставок смазочных материалов из-за рубежа. Ранее на долю импорта, как правило, из Европы и США, приходилось примерно 5% российского рынка ГСМ. Во-вторых, такие иностранные бренды, как, например, Total и Shell, выпускавшие свою продукцию в России, использовали для этого зарубежное сырье и технологии и, соответственно, попав под ограничения, вынуждены были сначала сокращать, а потом и вовсе останавливать производство. Такие локализованные объемы оценивались в 35% рынка.

Большую его часть, понятно, составляет полноценное внутреннее производство, но с оговорками. Так, все свои масла, как моторные, так и трансмиссионные, редукторные, крупнейшие российские игроки – «Лукойл», «Роснефть», «Танеко» («Татнефть») и другие – выпускали с применением импортных пакетов присадок. И как только их поставлять в РФ перестали, начались производственные сбои и у них.

Вместе с тем именно сейчас мы наблюдаем ажиотажный спрос. Если раньше покупатели приобретали масло один раз в год, в среднем 4 – 5 литров (с учетом долива), то сейчас очень многие берут впрок, делают запас на несколько лет вперед. «Сметаются» даже 10- и 20-литровые канистры. Да, люди понимают, что скоро, возможно, масла той или иной марки, рекомендованной автопроизводителем или к которой автолюбитель привык, просто не будет. Но гораздо сильнее ситуация подогревается ожидаемым ростом цен.

С импортом все ясно, здесь на ценники ввезенных в страну товаров в первую очередь окажут влияние новые логистические реалии. Не обойдет это стороной и ведущих отечественных производителей. Базовые масла у них российские (и это замечательно), но вспоминаем про импортные присадки, которые в себестоимости готовой продукции могут достигать до 20%. И если даже их сейчас начнут завозить через какие-то 2, 3, 4 страны, это, естественно, потянет цены вверх, то есть, когда запустятся наши предприятия, эти масла будут однозначно по совсем другим ценам продаваться.

- А как сейчас у вас с ценами?

- Несмотря на то, что вся продукция CUPPER выпускается по уникальной отечественной технологии и из российских компонентов, 20%-ной индексации избежать не удалось. Наше решение было связано с повышением стоимости российских базовых масел групп 3, 4, 5, 6, используемых для блендинга. Очевидно, что при их производстве применяются зарубежное оборудование, химия, особенно когда речь идет об эфирах, поставляемых из Юго-Восточной Азии. Поэтому на фоне валютных скачков поставщики и подняли отпускные цены, что не могло, к сожалению, не сказаться на стоимости конечного продукта.

Зато с точки зрения изначально дорогостоящих присадок нам, к примеру, намного проще. CUPPER никогда от них не зависел, не покупал, мы их производим сами. Да, отдельные составляющие для создания присадок также подорожали, но главное, они все есть в наличии, так как выпускаются у нас в стране. Поэтому перебоев с поставками у нас нет.

Сергей Мамыкин, основатель и технический директор группы компаний «КУППЕР»

Теперь будем стараться держать текущие цены. Особых предпосылок для дальнейших корректировок нет. Более того, сейчас мы видим, что курс рубля укрепляется и при определенных обстоятельствах может даже вернуться на докризисный уровень, соответственно, тогда и сырьевая составляющая для производства эфиров снизится, как и цены на базовые масла.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее про технологию CUPPER. Это ваша собственная разработка?

- Справедливости ради надо сказать, что своими корнями наша технология уходит в научное открытие советских ученых, сделанное еще в 1956 году профессором и академиком из Института машиноведения СССР Дмитрием Гаркуновым и Игорем Крагельским. Ученые-трибологи, изучающие работу узлов трения, обнаружили, что при трении бронзы (сплава меди) по железной поверхности на ней образуется тончайшая медная пленка, полностью защищающая металл от износа, благодаря чему любой узел трения может работать практически вечно. Исследование этого явления и привело их к открытию «Избирательного переноса при трении (эффект безызносности)».

Мне посчастливилось познакомиться не только с самим Дмитрием Николаевичем, но и с его учениками и последователями Лидией Куксеновой (ИМАШ РАН) и Виктором Хрусталевым. Так я и «влюбился» в эту тему, начал ее изучать, работать над ней, написал кандидатскую диссертацию под руководством Лидии Ивановны. В 2005 году меня назначили генеральным директором Кусковского завода консистентных смазок («дочки» «РЖД»). Так у меня появилась возможность промышленного производства медьсодержащей присадки, которая успешно применялась в смазочных материалах, выпускаемых предприятием. Через пять лет я ушел в «свободное плавание», создав с финнами компанию Nanol, для которой написал и зарегистрировал четыре европейских патента на медьсодержащие масла.

В 2012 году решил открыть собственную компанию «КУППЕР» с торговой маркой CUPPER, главная идея которой заключена в словах «Cuprum Performance – преимущества меди». Наиболее простым и эффективным способом использования этих возможностей оказалось применение смазок и масел, содержащих ионы меди, которые вводятся в виде присадок к обычному базовому маслу, а весь механизм восстановления запускается при работе узла. Смазочные материалы, которые стимулируют омеднение поверхностей трения, называются металлоплакирующими, а сама технология, позволяющая повысить КПД машин и механизмов, увеличить сроки их службы и за счет этого значительно сократить затраты на обслуживание – CLAD (Cuprum Lining Antiwear Defense).

Так что, можно сказать, мы стояли у истоков создания в России металлоплакирующих ГСМ и вот уже как 10 лет – единственные в стране, кто выпускает эти уникальные по своим свойствам масла и смазки, функциональный пакет которых «построен» на основе солей меди. А сейчас мы еще и NO SAPS – наша продукция не содержит серы (S), фосфора (P) и практически не имеет сульфатной зольности (SA) – опасных для окружающей среды составляющих, применяемых в стандартной технологии производства для повышения противоизносных свойств.

- Интересно. То есть фактически вы реализуете импортозамещение в чистом виде, начиная с 2012 года. Доля рынка при этом у вас небольшая – не встречали вас в наших отчетах по российскому рынку моторных масел для легковых и коммерческих автомобилей. Почему про вас не было слышно?

- Можно, конечно, рассказать про скепсис в отношении «ноунейм», про пренебрежительное (тогда) отношение к российскому продукту в целом. Но основная все же причина в том, что наш рынок смазочных материалов ориентирован на потребителя, то есть на те устройства, где применяются эти смазочные материалы. А все они у нас сейчас в основном импортные. Под стать им были и «расходники»: только импортные масла и смазочные материалы. Сейчас этого ничего нет.

Но транспорт остановиться ведь не может. И сейчас в аварийном порядке начался процесс поиска российской продукции, которая может их заменить. При этом не уступающей, а порой и превосходящей по качеству и техническим характеристикам западные аналоги. Так что сейчас фактически настал момент, когда хочешь не хочешь, но если даже в допусках, паспортах CUPPER и не прописан, то альтернативы ему теперь, видимо, просто нет. А вот уже когда нас «распробуют», на всю громкость заработает «сарафанное радио», как раз тот самый маркетинговый инструмент, который нам и помогал продвигать свой бренд все эти 10 лет. Ведь когда-то мы начинали с отдельных товарных единиц, а сейчас наша продуктовая линейка включает почти 200 различных наименований. Только моторного масла выпускаем 25 типов.

- А можно про допуски все же чуть поподробнее. Официальных, от производителей, у вас, получается, нет?

- По большому счету, если посмотреть совсем недавнюю историю, то никаких брендированных масел из серии «Оригинальное масло Mercedes-Benz» и не было, а значит, и никаких допусков. Их тогда еще даже не придумали. При этом двигатели у немцев были «миллионниками», и никаких проблем с ними ведь не было. А вот за последние 10 лет появилось колоссальное количество всевозможных допусков, причем на фоне неуклонного снижения ресурса моторов (и у Mercedes-Benz в том числе). Так что все это не что иное, как зарабатывание дополнительных денег.

Однако для российского производителя получить допуск за рубежом можно было только одним способом, которым и пошли «Лукойл», «Роснефть» и иже с ними: покупать у зарубежных производителей, к примеру у Lubrizol или Infineum, сразу одобренные у автопроизводителей пакеты присадок. К чему это сейчас привело, мы упомянули в начале разговора. Помимо всего прочего, получить так называемые «допуски» производителей оборудования и техники было всегда не так уж легко, быстро и дешево. Особенно если ты работаешь вне рамок доминирующей в последний век технологии.

Сергей Мамыкин, основатель и технический директор группы компаний «КУППЕР»

- Если сравнивать CUPPER с именитыми брендами, с какими из них можно поставить в один ряд ваши продукты?

- Отчасти с «Лукойлом». Они, имея собственное производство «базы», понятное дело, опережают нас по этому показателю, ну а мы выигрываем у них по присадкам. Да, наша себестоимость в большей степени зависима от базовых масел, но в существенно меньшей – от пакета. Во-первых, мы его производим сами, а во-вторых, наших присадок для производства масла по объему нужно где-то в четыре раза меньше, так как наш пакет гораздо эффективнее. Ну и по уровню качества, я считаю, мы сейчас ничем не хуже. Повторюсь, базовые масла у всех производителей одинаковые. И здесь ни у кого нет особых конкурентных преимуществ, за исключением масштабов производства. Другое дело – пакет присадок, наш в разы экологичнее, по этому показателю мы точно стоим выше всех крупных игроков рынка ГСМ. Несопоставимо выше.

- Вы говорите, что не уступаете или превосходите по качеству и техническим требованиям ведущих, в том числе мировых, производителей, а один из основных каналов продвижения – через личный опыт клиентов. Какие эффекты заставляют ваших клиентов переходить на CUPPER?

- Таким рекомендациям можно верить или нет, но единственный способ проверить – это залить CUPPER. Только так можно понять, что ваш автомобиль может работать по-другому. И произойдет это очень быстро, буквально через день – два уйдут вибрации, шум двигателя. Работа мотора станет намного стабильнее. А потом, совершенно очевидно, у него появится и эластичная тяга на низких оборотах! Это очень хорошо заметно, особенно на ручных коробках.

Почувствуете вы и экономический эффект. Взять хотя бы снижение расхода топлива. Конечно, многое здесь будет зависеть от возраста автомобиля, состояния самого двигателя, но даже на новой машине, с небольшим пробегом, этот показатель составит от 3% до 5%, а вот в «подуставшем» авто экономия может достигнуть 15 – 20%. Есть и другой пример с «подъедающим» масло двигателем (если, конечно, речь не идет о моторе без серьезных «болячек», а когда целы съемные колпачки и не закоксовались кольца), то в 99% случаев этот «масложор» уйдет.

- Оригинальный зеленый цвет ваших моторных масел – он только для того, чтобы отличать их по цвету от других? Или это явный намек на зеленые технологии? Про экологию вообще интересно. Думаете, для пользователей это важно? И расскажите, пожалуйста, о декларируемой компанией возможности вторичного использования масел CUPPER.

- Зеленый цвет – это, пожалуй, симбиоз оригинальности и экологичности. Так уж получилось, что противоизносные свойства наших масел обеспечиваются солями меди, и часть из них имеет такой вот насыщенный зеленый цвет. Что касается экологии, то свыше 70% опрошенных нами автовладельцев считают, что моторное масло должно отвечать критериям экологичности. Про CUPPER NO SAPS я уже говорил.

Мы не загрязняем окружающую среду выхлопами и ядовитым отработанным маслом, в отличие от традиционных ГСМ, сливаемых через каждые 10 – 15 тысяч километров пробега, а это ведь жуткие канцерогены, которые нужно специальным образом утилизировать. Нашу же «отработку» можно использовать и при производстве нового.

Сегодня весь Запад занимается тем, что законодательно настаивает на добавление в новые ГСМ от 3% до 5% отработанного, очищенного масла. Нашу отработку можно и до 10% добавлять, причем без потери качества. Есть у нас рециклинг-планы, согласно которым масла CUPPER после переработки можно будет пускать в производство смазочных материалов более низкого порядка. В целом, подчеркну, сохранение ресурсов – ключевая ценность нашей компании. Уверен, что в долгосрочной перспективе именно это будет иметь наиважнейшее значение для экономики и жизненного цикла.

- С момента выхода на рынок компания постоянно наращивала ассортимент предлагаемых продуктов. А что можно сказать о вашей производственной базе и ее мощностях и возможностях, о географии и об объемах производства – насколько они выросли за последние годы?

- Если раньше мы прирастали год к году где-то на 200 – 300%, то в последнее время, а особенно за прошлый год и в начале этого, такую динамику компания показывала уже по итогам квартала, а сейчас и вовсе за месяц. Поэтому, имея на данных момент в активе два производства – в подмосковных технопарках в Пушкине и Орехово-Зуеве, мы стали подумывать и о расширении, о том, что нам пора начинать осваивать еще как минимум пару аналогичных площадок. Меняется и конъюнктура рынка. До этого мы в основном выпускали моторные и трансмиссионные масла, а теперь появился огромный запрос на компрессорные, гидравлические. Это уже больше от железнодорожников. Так что одну из потенциальных площадок надо будет целенаправленно отдать под эти цели.

- Вы производите масла, смазки, присадки для автомобилей, снегоходов, мототехники, лодочных моторов, оружия. Известно, что у вашего производства есть лаборатория, которая ведет собственные разработки и их патентует. Но возьмем, к примеру, автомобили. Вы проводили не только лабораторные, но и дорожные испытания на конкретных моделях, на основании которых можно судить, что ваши продукты не менее эффективны, чем у зарубежных лидеров отрасли?

- Безусловно. У нас очень хорошая методика, позволяющая в лабораторных условиях создать масло практически 100%-ной готовности. Мы проводим и стендовые испытания, и много эксплуатационных. В первую очередь – в спорте, в самых различных его технических видах. Спорт – это ведь экстремальные нагрузки, при этом у нас всегда есть возможность буквально после каждой гонки разобрать двигатель и провести все необходимые стендовые исследования и проверки. К слову, наши масла и смазки уже помогли отдельным спортсменам и целым командам стать чемпионами России, Европы и мира.

Участвует CUPPER и в ресурсных испытаниях, во всевозможных длительных автопробегах. Из последних, знаковых, – это первое в истории кругосветное путешествие на легендарной «Буханке». Почти за два года УАЗ-452 прошел более 78 тысяч километров. Или экспедиция «Страна энтузиастов», охватившая более 20 городов России, стартовавшая из Магадана и завершившаяся в Мурманске.

В двигатель автомобиля Peugeot Traveller 4x4, проехавшего более 25 тысяч километров за 50 дней, было залито масло CUPPER NS-Line 0W-30 – наша новая всесезонная разработка. В механическую коробку передач был добавлен наш «автоэнергетик». Такой набор позволял держать автомобилю на всем протяжении маршрута ровный расход топлива – 8 литров на 100 километров. Ну и, наконец, в этом году состоялся раллийный дебют нашей собственной команды CUPPER, выступившей на советском автомобиле «Москвич-408» 1966 года выпуска в исторической версии знаменитой гонки Rallye Monte-Carlo.

Сергей Мамыкин, основатель и технический директор группы компаний «КУППЕР»

И никаких поблажек для столь «возрастной» машины сделано не было. Наш «ретромобиль» прошел ту же дистанцию, что и современные высокотехнологичные ралли-кары на этапе чемпионата мира, а это более 2500 км, из которых 450 – 500 км – скоростные спецучастки.

- Проходила информация, что в этом году CUPPER проводит эксперимент с участием LADA Largus – вы хотели залить в его мотор ваше масло и проехать на нем 50 тысяч километров без замены. Как идет эксперимент?

- Да, это наш испытательный Largus, на котором мы уже «накатали» почти 230 000 километров. При этом по двигателю автомобиля мы абсолютно ничего не делали. Вот и сейчас просто залили в него одно из самых современных наших масел и поехали. И «полтинник» – это лишь для начала, а там посмотрим, может, нагрузим и больше!

- Сергей Михайлович, говорят, что вы лично когда-то участвовали в постройке космического корабля «Буран». Это правда? А вообще, у CUPPER есть планы, связанные с космической отраслью?

- Да, был в моей жизни этап, связанный с «Бураном», когда я работал авиационным техником на Луховицком машиностроительном заводе. Участвовал в сборке, так скажем, учебной модели корабля – технологического «дублера», предназначенного для проведения наземных испытаний и предполетной подготовки «Бурана». Что касается «внеземных планов», то космос и авиация – это те отрасли, куда в принципе пробиться сложно, если технология не родилась в недрах специализированных НИИ. Но мы не сдаемся, продолжаем работать в этом направлении и проводить испытания в разных областях, включая малую авиацию, морское и речное судоходство.

А вот лично мой исследовательский интерес вновь лежит в железнодорожной плоскости. «Железка» мне очень близка. По образованию я инженер-электромеханик, он же локомотивщик-конструктор, и довольно долго работал по специальности. Знаю сферу хорошо и прекрасно понимаю, что такое железная дорога для государства. По сути, это кровеносные сосуды страны. И сейчас в этой области весьма сложная ситуация со смазочными материалами, вызванная уходом с рынка иностранных производителей. Но, если помните, «когда закрывается одна дверь, открывается другая». Так что чем-то и кому-то ведь придется все это импортозамещать.

Комментарии 2
Николаев Максим

Хотелось бы задать вопрос Сергею Мамыкину о том, что такое базовое масло шестой группы.

Сергей говорит: «...Наше решение было связано с повышением стоимости российских базовых масел групп 3, 4, 5, 6, используемых для блендинга...».
По классификации базового масла Американским институтом нефти (API) на сегодняшний день всего существует пять групп базовых масел (API 1509, Приложение E) https://www.api.org/products-and-services/engine-oil/documents/api-1509-documents.
При этом, базовое масло группы 5 - это все остальное базовое масло (не вошедшее в группы I; II; III; IV), включая силикон, фосфатный эфир, полиалкиленгликоль (PAG), полиэфиры, биосмазки и т.д.
Такие базовые масла используют в комплексе с другим базовым маслом для улучшения свойств конечного продукта.

Возможно, Сергей использует какую-то свою классификацию?

Ответить
CUPPER

Максим, спасибо за уточняющий вопрос. Под 6 группой Сергей подразумевал как раз полиалкиленгликоль (PAG), эти масла набирают популярность, и некоторые производители неофициально начали классифицировать их в 6 группу.

Ответить
Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий, или войдите с помощью