Вячеслав Зубарев, председатель совета директоров ГК «ТрансТехСервис» («Автостат») | АВТОСТАТ

Вячеслав Зубарев, председатель совета директоров ГК «ТрансТехСервис» («Автостат»)

4703 0

Вячеслав Зубарев, председатель совета директоров ГК «ТрансТехСервис» («Автостат»)

В феврале 2020 года Ассоциация «Российские автомобильные дилеры» (РОАД) объявила о начале предвыборного периода в рамках предстоящих выборов президента РОАД, проведение которых запланировано в мае. Одним из кандидатов на этот пост является Вячеслав Зубарев, председатель совета директоров ГК «ТранcТехСервис».

Почему президентом РОАД должен стать владелец автобизнеса? Как РОАД сможет повлиять на ситуацию с классифайдами? Чем будет заниматься исполнительный директор ассоциации и кто займет этот пост? Обо всем этом, а также о ситуации с коронавирусом и стратегиях выживания в сложный экономический период, Вячеслав Викторович рассказал в интервью аналитическому агентству «АВТОСТАТ».

- Вячеслав Викторович, первый вопрос вам как кандидату: зачем вам это надо? Вы успешный бизнесмен, владелец холдинга, который насчитывает больше 80 салонов в России. По некоторым показателям, в том числе по выручке, компания «ТрансТехСервис» превосходит большинство московских автомобильных холдингов. Ваше решение участвовать в выборах у меня лично вызвало единственный вопрос: зачем?

- Вы сами уже ответили на этот вопрос. Мне как владельцу крупной автомобильной компании небезразлично, в каких условиях будет развиваться автомобильный бизнес, с ним связаны все мои интересы. Я считаю, что в сегодняшнее непростое время президентом РОАД обязательно должен быть собственник какой-либо крупной компании, поскольку мотивация собственника – это работа «в долгую», на перспективу. Это завтрашний и послезавтрашний день автобизнеса. У человека, который не является собственником и просто приходит сюда на работу, горизонт планирования достаточно ограничен, кроме того, часто возникают противоречия между его личными интересами и интересами автобизнеса. Личный интерес подразумевает хороший пиар, хороший карьерный шаг, а в автобизнесе иногда приходится ставить интересы дела выше собственных амбиций.

Поэтому мое решение стать кандидатом было взвешенным и обдуманным. Если бы на эту должность заявился другой кандидат из числа собственников крупного автобизнеса, честно говоря, я бы 10 раз подумал о том, чтобы брать на себя эту ответственность. Но поскольку я пока о таком кандидате не слышал, то готов защищать интересы автобизнеса лично. Тем более, что я понимаю, как именно нужно продвигать законы, жизненно необходимые сегодня для того, чтобы ускорить развитие этой сферы бизнеса.

- Если вы станете президентом, не пострадает ли от этого ваш бизнес, поскольку придется много времени уделять РОАД?

- У меня есть определенный опыт общественной нагрузки. Я 20 лет был депутатом Госсовета Республики Татарстан, работал во многих комиссиях, и это не мешало мне заниматься бизнесом. Я привык максимально эффективно использовать свое время, умею находить баланс между бизнесом и иными важными направлениями своей деятельности. В настоящий момент предполагаю, что время, освобожденное от депутатской деятельности, могу с полной отдачей посвятить иной общественной деятельности, а именно РОАД.

- В таком случае, как вы собираетесь выстраивать эту работу, если станете президентом?

- Для достижения хороших результатов, главное, правильно определить цели, выработать план их реализации, сформировать команду профессионалов (единомышленников) для их исполнения. По этому принципу работает ГК «ТТС», по этому принципу можно построить и работу РОАД. Я считаю, что президент должен отвечать за стратегическую политику. Многие текущие, технические вопросы можно и нужно делегировать. Для этого предусмотрена должность исполнительного директора.

Приведу в пример Сергея Когогина, который успешно совмещает должность генерального директора ПАО «КАМАЗ» и действующего президента в НП «Объединение автопроизводителей России».

- Расскажите подробнее, что для вас лично является сутью РОАД? В чем предназначение этой организации?

- Во-первых, это защита интересов автобизнеса в целом, а не отдельных компаний или личностей. РОАД – общественная организация, которая должна защищать автобизнес на уровне законодательства. Например, сегодня, я считаю, недостаточно развита законодательная база по автомобилям с пробегом, и это создает комфортные условия для недобросовестных участников этого рынка. Я сейчас говорю о скручивании пробега, обмане клиента и тех перекупах, которые нигде не зарегистрированы и не платят никакие налоги. И хотя я знаю, что в РОАД постоянно ведется определенная работа по устранению такой ситуации, тем не менее, результатов пока нет.

Второй важной функцией РОАД является объединение дилеров. Для многих из них это удобная площадка, где можно обменяться опытом и чему-то научиться. Таким образом, РОАД выполняет здесь некую просветительскую миссию.

Третья функция этой организации – участие в переговорах с производителями от лица дилерского сообщества и определение рамок для дальнейшего взаимодействия. На сегодняшний день, несмотря на существование меморандума и определенных деклараций, четких правил взаимодействия нет. Сегодня правила такие, какими их прописал дистрибьютор, а дилеру остается лишь следовать им, и я не знаю, до каких границ могут варьироваться эти правила.

- Вы считаете, что в силах РОАД изменить эту ситуацию?

- В наших силах как минимум откровенно обсудить существующие проблемы. Но когда каждый конкретный дилер обсуждает их с каждым конкретным дистрибьютором, то это малоэффективно. Когда же переговорный процесс будет налажен на государственном уровне, это, безусловно, принесет свои плоды. Я уверен, что существующий сегодня Меморандум надо сделать рабочим документом, пока же он является лишь декларацией. Поэтому нужно разговаривать с дистрибьюторами и органами власти и договариваться на прозрачных и понятных для всех условиях.

Добавлю еще, что одной из форм защиты интересов бизнеса является также защита инвестиций. Сегодня для всех собственников бизнеса существует две угрозы. Первая: все составленные ранее бизнес-планы могут пойти под откос не только из-за внезапного кризиса, но и потому, что дистрибьютор принял решение об открытии еще одного дилерского центра в регионе, где уже есть как минимум один его дилер. Зачастую правила принятия подобных решений не понятны дилерам. Мотивация понятна – производитель хочет расширить свою сеть, однако часто такие решения принимаются без учета интересов конкретного дилера.

Другой аспект, о котором я хотел бы сказать, это уход с рынка таких крупных производителей как Ford и General Motors. Насколько я знаю, с других рынков они уходили с большей заботой о покинутой дилерской сети. У нас же кое-где дилерам выплачивались компенсации, но это трактовалось чуть ли не как жест доброй воли.

- И решение этой проблемы тоже является задачей РОАД?

- Я думаю, что надо тщательнее изучить этот вопрос, посмотреть на законодательства других стран, изучить их опыт, и уже потом принимать какие-то решения. К сожалению, в моей практике тоже был такой опыт. В нашем холдинге было 6 дилерских центров Ford и 4 дилерских центра GМ. После ухода этих брендов с рынка мы понесли ощутимые потери.

- Что еще может делать РОАД для защиты интересов автобизнеса?

- Как собственник я хорошо понимаю, какие еще угрозы могут быть для этого бизнеса. Сегодня это классифайды, которые беззастенчиво завышают цены на размещение у них объявлений о продаже автомобилей.

- В конце декабря прошлого года на одной из автомобильных конференций была высказана идея о создании объединенного дилерского классифайда. Как вы считаете, насколько она жизнеспособна, и как еще можно решить проблемы классифайдов?

- Я вижу здесь три пути. Один из них вы уже назвали – это создание собственного классифайда. Второй – консолидация переговорных позиций всего дилерского сообщества. В этом случае, как мы все понимаем, монополисту удобнее договариваться с монополистом. Самый крайний случай – это обращение в антимонопольный комитет.

- Вячеслав Викторович, все предыдущие президенты РОАД были москвичами. Вы живете в Набережных Челнах. Планируете ли вы строить в Москве некую «базу» или будете работать удаленно?

- Наша с вами беседа началась с того, что я говорил о необходимости пересмотра функционала внутри организации. Президент должен заниматься стратегическим планированием, а ежедневную работу будет выполнять исполнительный директор. Таким образом, я считаю, что мне нет необходимости постоянно находиться в Москве. Сам я достаточно много времени провожу в дороге, но что касается моей семьи, не исключаю возможности ее проживания в Казани, в Москве или где-то еще. Главное, что в этом вопросе мое президентство в РОАД точно не будет являться решающим фактором.

- У вас есть четкое понимание разделения функций в РОАД. Если вы уверены, что должен быть исполнительный директор, то, вероятно, у вас уже есть кандидатура на это место? Готовы ли вы ее озвучить еще до выборов?

- Не думаю, что так уж важно, кто именно будет исполнительным директором. Исполнительный директор должен хорошо исполнять. Сегодня у меня есть определенные мысли по этому поводу, но я готов рассмотреть все кандидатуры эффективных менеджеров на эту должность. Главное требование к исполнительному директору – качественное выполнение своей работы. Жесткой связки между мной и этим человеком нет. Единственное, что я могу сказать сейчас, это безусловно будет человек, который занимается автобизнесом.

- А что касается других организационных изменений? Будут ли они?

- Я довольно много занимался реорганизациями в различных компаниях и не только в автомобильном бизнесе. Поэтому могу сказать, что законы здесь для всех общие – должна быть эффективность и четкое разделение зон ответственности. Естественно, я не собираюсь делать это единолично, а хочу привлечь к этому дилерское сообщество. В РОАД есть большой потенциал, который сейчас не используется в полном объеме. Я уверен, что Совет РОАД должен быть командой единомышленников.

- У вас очень высокий авторитет в дилерском сообществе, который вы заработали, построив свой бизнес. В РОАД работа несколько иного плана, в связи с чем вопрос: не боитесь ли вы растерять свой авторитет, если что-то пойдет не так?

- Конечно, каждому из нас дорого его доброе имя, но могу сказать, что никогда специально не работал на свой авторитет. Я считаю, что это приложится само, если ты правильно работаешь и получаешь хорошие результаты. Доброе имя зарабатывается делами, а не пиаром. Я знаю о проблемах автобизнеса не понаслышке. Я бы даже сказал, что я их чувствую, а это сейчас самое главное. Поэтому мои цели будут совпадать с целями всех собственников автобизнеса.

Что же касается умения выстроить организационною работу, то могу сказать, что в настоящее время руковожу довольно большим коллективом, и этот опыт у меня есть. Навык взаимодействия с различными органами власти у меня тоже имеется, благодаря моей общественной работе в Госсовете. Самый главный ресурс, которого нам всем всегда не хватает, это время. Но и здесь я опираюсь на успешный опыт другой общественной организации – «Объединение автопроизводителей России», где очень хорошо поставлено лоббирование, координация и защита своих интересов. При этом схема совмещения должностей там вполне работает.

- В связи с последними событиями повестка дня изменилась кардинально, я сейчас имею в виду пандемию коронавируса, ослабление курса рубля и мировое падение всех фондовых индексов, что безусловно сказывается на мировой экономике. Было бы интересно услышать ваше мнение о том, что нужно делать дилерам в условиях полной неопределенности дальнейшего развития рынка?

- Времена сейчас действительно «веселые». За всю мою многолетнюю практику я не припомню ситуации, когда угроза «давила» бы сразу с двух сторон. Первое – это дело бизнеса, второе – опасения за жизнь и здоровье близких людей. Если с личной стороной вопроса все более-менее ясно, то для дилеров я рекомендовал бы как можно быстрее разработать стратегию выживания. Сюда входит сокращение всех затрат и готовность работать в условиях резкого падения оборотов, а, кроме того, нужно отслеживать и не допускать кассовые разрывы и переход в убыточную сферу. Для этого существует целый комплекс мер, в том числе сокращение затрат на зарплату, на содержание оборотного капитала (кредиты), на маркетинг и рекламу, на другие статьи затрат. Для меня стратегия выживания довольно проста – убрать все затраты, без которых можно прожить.

- Китайский иероглиф «кризис» обозначается двумя символами – «опасность» и «возможность». Что можете сказать о возможностях в этот период?

- Я думаю, что у дилеров наконец будет мощнейшая мотивация поработать над эффективностью. Они вынуждены будут пробовать какие-то новые технологии, которые до этого момента откладывались. Например, удаленный доступ, онлайн-продажи, диджитализация. Для тех, кто успешнее других построит и реализует свою модель выживания, в будущем появится возможность расширить бизнес.

- Блиц-вопрос: назовите вашу формулу успеха в трех – четырех словах.

- Амбиции, план, большое желание и упорство. Это значит, не бояться мечтать, строить планы достижения своей мечты и идти к ней, невзирая ни на что. Делать свои неудачи временными.

Видеоверсию интервью с Вячеславом Зубаревым смотрите на канале «Автостат-ТВ»

, источник: АВТОСТАТ

Подписывайтесь на наши обновления
И получайте самые актуальные новости первыми

также подписывайтесь на наши соцсети

Комментарии 0
Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий, или войдите с помощью