АВТОСТАТ | Вячеслав Кузяков, генеральный директор Jaguar Land Rover Россия, Армения, Беларусь, Казахстан («АВТОСТАТ»)

Вячеслав Кузяков, генеральный директор Jaguar Land Rover Россия, Армения, Беларусь, Казахстан («АВТОСТАТ»)

7374 0

Вячеслав Кузяков, долгое время отвечавший за развитие бизнеса Peugeot в России, возглавил представительство Jaguar Land Rover осенью прошлого года. Перед этим он несколько лет работал в Дубае, где расположен офис британской компании по региону MENA (Middle East&North Africa).

В интервью аналитическому агентству «АВТОСТАТ» новый глава представительства Jaguar Land Rover в России, Армении, Беларуси и Казахстане рассказал, с чем ему пришлось столкнуться после возвращения в Россию; раскрыл детали глобальной стратегии компании, благодаря которой она более чем вдвое увеличила свои мировые продажи за последние 5 лет, а также рассказал, над какими новыми проектами российский офис компании работает сегодня.

Вячеслав Кузяков

- Вячеслав, Вы возглавили российское представительство Jaguar Land Rover в достаточно сложный момент в конце прошлого года, когда уже в течение некоторого времени этот пост оставался вакантным...

- В действительности я начал работать в московском представительстве Jaguar Land Rover в конце 2012 года. В середине прошлого года вернулся из длительной командировки, в октябре вступил в должность генерального директора и приступил к выполнению обязанностей.

- До этого Вы несколько лет работали в представительстве Jaguar Land Rover в Дубае, где, наверное, совершенно иная специфика?

- Да, региональной офис располагался в Дубае, но зону ответственности составляли Ближний Восток и Северная Африка, так называемый регион MENА (Middle East, North Africa, и таже Pakistan). В состав этого региона входит более 22 стран: все страны GOLF (Арабские Эмираты: Оман, Бахрейн, Катар, Саудовская Аравия, Кувейт) + Ближний Восток (Ирак, Ливан) и др. Даже Грузия и Азербайджан входят в состав именно этого региона. Так что территориально только офис находился в Дубае, а, по сути дела, приходилось ездить, встречаться и вести бизнес в очень разных странах, но в то же время это было очень интересно.

- Грузия и Азербайджан были Вашей инициативой? Вы ведь были директором по развитию как раз в этом офисе…

- Не совсем так. Азербайджан входил в состав этого региона достаточно давно, а с Грузией мы, по сути, начали работать с того момента, как я пришел. Ранее Грузия работала через посредника, который вел трехстороннюю работу: с одной стороны - с офисом в Англии, с другой – с импортером в Грузии. Но потом было принято решение о работе напрямую. Нашли там партнера и стали активно развивать бизнес в этой стране. По географии и по зоне покрытия Грузия отошла в зону влияния региона MENA - с головным офисом в Дубае.

Как бы это ни звучало немного странно, но все эти страны, включая страны Северной Африки (Марокко, Египет), имеют схожие характеристики как с точки зрения уровня экономики, так и с точки зрения культурных особенностей. Как правило, у нас везде есть импортеры и со всеми мы работаем очень плотно, за исключением тех стран, которые имеют достаточно тяжелую геополитическую ситуацию, то есть, тех, где ведутся военные действия. Там бизнес мы не ведем.

- Между тем, такие страны, как Беларусь и Казахстан, экспорт в которые начался пару лет назад, входят в зону ответственности российского офиса. А в прошлом году к ним присоединилась еще и Армения. Каковы результаты такой экспансии?

- Беларусь, Казахстан и Армения – это страны Таможенного Союза и, соответственно, по этому принципу мы ведем в них свою деятельность. Это дает возможность при отсутствии таможенных барьеров правильно выстраивать ведение бизнеса в этих странах, в том числе осуществлять ценовое позиционирование.

Армения - одно из недавних, стратегически важных изменений в составе московского офиса. Мы начали работать с этим рынком с начала прошлого фискального года. Вы знаете, что английские компании годовое времяисчисление начинают в апреле и заканчивают в марте. И мы довольны результатами.

Если смотреть по объемам продаж в сравнении с предыдущим периодом времени, то, работая с нами, нашим партнерам удалось увеличить объем продаж в Армении в три раза. Я думаю, что там видят, что произошли позитивные изменения, поэтому есть перспектива для дальнейшего роста.

- В 2016 году руководство российского офиса говорило нам в интервью, что 2015 год закончили тяжело, общий спад по двум брендам был 44%. Как сегодня оцениваете ситуацию, чего ждете от 2017 года?

- Если начать с общей ситуации на рынке, здесь мы согласны c мнением тех, кто смотрит в будущее с определенного рода позитивом. Мы видим, что клиенты постепенно адаптируются к новым условиям, в частности, к тому ценовому предложению, которое существует, и они готовы обменивать свои автомобили, которые приобрели 3-4 года назад. Таким образом, есть основания полагать, что в 2017 году рынок все-таки выйдет в положительную динамику, прежде всего за счет отложенного спроса.

При этом, еще раз отмечу, что у нас существует смещение с точки зрения «календаризации»: если говорить о календарном годе, рост объемов продаж вряд ли можно оценивать больше чем в "плюс" 5% по общему рынку. То квартальное смещение, которое существует в нашем измерении, выглядит для нас чуть более позитивным: мы видим, что, захватывая I квартал 2018 календарного года, суммарно рост продаж будет выше, чем 5%.

Говоря о том, где мы находимся сейчас, результат текущего года мы видим для себя умеренно негативным, в рамках общего падения по премиальному рынку. Наш отчет по результатам фискального года (с апреля 2016 г. по март 2017 г.) показывает, что совокупные продажи Jaguar Land Rover в России составляют 11 321 автомобиль, что ниже показателей предыдущего фискального года всего лишь на 4,9%.

- Хороший результат. За счет чего удалось удержаться, как Вы считаете?

- Во многом это удалось благодаря росту продаж бренда Jaguar. По Land Rover за последние 12 месяцев снижение продаж в среднем составляло 18-19%, а вот по Jaguar мы наблюдаем постоянный рост, и по итогам фискального года по нашим рынкам он составил 155%.

Большое значение здесь, конечно, имел запуск новых моделей в прошлом году: это и наш бизнес седан Jaguar XF второго поколения, и спортивный SUV - Jaguar F-Pace. Например, за прошлый календарный год было продано более 1100 автомобилей Jaguar F-Pace. По результатам фискального года мы реализовали 1536 автомобилей F-Pace, что, по сути, составляет 60% объема продаж от общего количества автомобилей Jaguar, проданных в России, Армении, Беларуси и Казахстане за данный период.

И подобный успех, как мы видим, подтверждается не только нашими примерами. Тенденции на рынке не являются обязательными – они разные по бренду, по сегментам, и мы это учитываем, просто необходимо найти правильные сильные стороны в своей работе для того, чтобы идти против рынка. Это у нас и получилось с Jaguar. На следующий год, мы уверены, у нас это будет получаться по двум брендам.

- Вы связываете эти надежды с дальнейшим обновлением модельного ряда?

- По Land Rover в прошлом году у нас не было серьезного изменения модельного ряда. Была одна новинка – Range Rover Evoque в кузове "кабриолет", то есть нишевая, не объемообразующая модель, хотя, конечно, такие модели должны присутствовать в портфеле любого уважающего себя премиального бренда. Но те изменения модельного ряда, которые будут происходить, дают основания полагать, что наши бренды будут укреплять свои позиции.

Таким образом, в первой половине 2017 года у нас появится Land Rover Discovery пятого поколения, а осенью – Land Rover Velar. О них уже знают, и мы начали по ним работать не только с дилерами, но и с клиентами.

- Кроссоверы в премиум-сегменте и люксе (Jaguar, Bentley Bentyga и др.) - это потребительский запрос или закономерное развитие премиум-сегмента? Почему кроссовер от Jaguar сразу же стал так популярен?

- В последнее время наши клиенты смотрят в сторону утилитарных автомобилей, которые обладают не только внешним видом, технологиями и инновациями, но и повышенной проходимостью. Премиальный бренд Jaguar сделал шаг в сторону SUV-класса – это ответ тем рыночным потребностям, которые существуют с точки зрения потребительского спроса, каким клиент хочет видеть свой будущий автомобиль, какие характеристики хочет получать.

Для Jaguar это первый автомобиль в данном сегменте и, несмотря на опасения о возможной каннибализации между привычными и сильными позициями LR именно в SUV-классе и Jaguar, на сегодняшний день мы уже можем констатировать, что этого не произошло. Jaguar F-Pace - это не просто спортивный кроссовер, это среднеразмерный SUV, очень объемный как внутри, так и с точки зрения багажного отделения. Он по-настоящему вписался в модельный ряд.

Мы заняли с F-Pace свою нишу, нам удалось привлечь большое число новых клиентов, в том числе от других брендов, которые обратили внимание именно на этот автомобиль. Появились те, кто узнал о бренде Jaguar именно с выходом этой модели и все чаще начал обращать внимание на Jaguar.

- Если мы говорим про сегменты, что можете сказать о пикапах? Есть ли такой запрос у вашей аудитории в России и обращаетесь ли вы с соответствующими запросами в UK?

- Если говорить на глобальном уровне, ситуация в разных регионах сильно отличается: есть рынки, на которых пикапы, конечно, очень востребованы – в частности, североамериканский рынок. Есть рынки Ближнего Востока, азиатские, есть Австралия. На нашем рынке это все-таки достаточно нишевый сегмент. Пикапы в России появляются, но интерес, который они вызывают у наших клиентов, пока невысокий. В модельной линейке Land Rover есть пикапы, во всяком случае, до определенного момента мы выпускали Land Rover Defender в исполнении «пикап».

Мы смотрим на этот сегмент. Пока не планируем поставлять такие автомобили на российский рынок, но все меняется, посмотрим. Конечно, как и любой другой бренд, мы очень внимательно следим за всеми тенденциями.

- Поставки кабриолетов Range Rover Evoque начались летом прошлого года, но за полгода было продано всего около 30 штук. Планируете ли продолжать поставки и будут ли эти автомобили сертифицированы под ЭРА-ГЛОНАСС?

- Когда речь идет о премиальном бренде, мы должны иметь в своем арсенале как можно большее количество моделей, которые могли бы удивлять клиента. Кабриолет Range Rover Evoque - это автомобиль, продажи которого обусловлены сезонным фактором. Но даже сейчас на наших складах есть несколько доступных автомобилей и по мере того, как они будут распродаваться, мы будем привозить новые.

Могу сказать, что с запуском новых требований по растаможиванию автомобилей, в частности, по соответствиям требованиям ЭРА-ГЛОНАСС, у нас не планируется сокращение модельного ряда. И мы будем продолжать поставлять на рынок даже те автомобили, которые на сегодняшний день не выглядят как объемообразующие.

- Как Вы позиционируете новый Range Rover Velar, продажи которого начнутся осенью 2017 года?

- По модели Range Rover Velar в последнее время очень много вопросов, и это неудивительно, потому что, во-первых, это четвертый представитель в одном из самых популярных семейств Land Rover, а именно, в семействе Range Rover. Это автомобиль, который, на мой взгляд, олицетворяет будущий вектор развития всего семейства Range Rover. По размеру Velar занимает нишу между RR Sport и RR Evoque, вместе с тем автомобиль сохраняет идентичный ДНК бренда.

Он отличается широтой внедорожных возможностей и широким арсеналом передовых технологий, очень высоким уровнем комфорта. Автомобиль получил дизайн экстерьера, который на сегодняшний день является философией «редукционизма» – то есть, намеренного отказа от излишней сложности исполнения, каждой детали присуща простота и элегантность. В то же время это автомобиль, который получил большое количество новых технологических решений.

Так, в частности, в этом автомобиле у нас дебютирует новая мультимедийная система TouchProDuo с двумя сенсорными экранами. Также Velar получил легкий и прочный алюминиевый кузов, какой имеют большинство наших автомобилей на сегодняшний день. Плюс полный привод IntelligentDrivеDynamics и целый арсенал внедорожных технологий.

Новинкой, можно сказать, стала опция, которая позволяет буксировать прицепы - система Advanced Assistance, которая без специальных навыков поможет клиенту припарковать прибуксированный прицеп совершенно просто, как будто на компьютере при помощи джойстика.

- Каковы объемы предзаказов Velar по России?

- Буквально за пару недель, с того момента, как мы объявили цены на автомобиль, у нас есть несколько десятков предзаказов. А если говорить про весь мир, то их уже несколько тысяч.

- Готова ли ваша аудитория к появлению электрического Jaguar I-Pace и планируются ли его поставки в Россию?

- На сегодняшний день Jaguar I-Pace доступен к сбору заявок со стороны российских клиентов. В продаже автомобиль появится во второй половине 2018 года. Конечно, мы смотрим на электрические технологии с точки зрения будущего автопрома. Мы уверены, что технологии, которые мы будем использовать уже в серийных версиях I-Pace, позволят выйти на высокий уровень с точки зрения технологичности и конкурировать с популярными на сегодняшний день электрокарами.

Мы также видим, как сегодня развивается интерес к этому направлению, в том числе со стороны государственных органов: существуют нулевые таможенные пошлины, послабления в зависимости от региона по налогам на транспорт, есть определенного рода послабления для москвичей, в частности бесплатные парковки. Поэтому мы считаем, что это правильное развитие.

- Но в Россию как раз прекращены поставки некоторых электрокаров. I-Pace будет больше имиджевым проектом или автомобилем, которым можно будет абсолютно нормально пользоваться?

- Да, это будет серийный автомобиль, которым можно, как Вы сказали, абсолютно нормально пользоваться. Его запас хода будет составлять 500 км по европейскому циклу NEDC. Это очень серьезный запас хода с учетом того, что это будет автомобиль полноприводный, с большим запасом мощности и крутящего момента, который позволяет развить скорость до 100 км/час за 4 сек. То есть это настоящий спорткар!

Отсутствие классического двигателя внутреннего сгорания позволяет инженерам и дизайнерам сделать правильную развесовку автомобиля, сделать большой салон, который сопоставим с салоном полноразмерного Range Rover. То есть это очень комфортный и современный автомобиль.

- Как оцениваете интерес российской аудитории к электрокару от Jaguar?

- Есть клиенты, которые проявили очень живой интерес к этой новинке. На сегодняшний день мы собрали порядка 186 заявок, причем не только из крупных городов РФ, а из совершенно разных регионов страны. До конца года будет представлена серийная версия автомобиля, и ближе к этому моменту мы объявим цены, после чего будем переводить заявки в настоящие предзаказы.

А с теми клиентами, которые к нам обратились, мы не просто провели обратную связь. Мы организовали с ними несколько рабочих групп, поинтересовались их запросами, пожеланиями, их видением развития этого рынка. И были приятно удивлены тому факту, что это клиенты думающие, современные и хорошо подкованные в этом направлении, они планируют эксплуатацию автомобиля в своей повседневной жизни.

Честно говоря, лично для меня не стоит вопрос, произойдет ли электрификация автомобильного рынка в России и во всем мире – она, конечно, произойдет. Вопрос в том, когда это случится.

- Продуктовая линейка Land Rover традиционно богата спецсериями. В каком направлении здесь еще есть возможность развиваться?

- Одно из стратегических направлений бренда – это сильное продуктовое развитие, которое подразумевает, что ежегодно мы на рынок выводим 2-3 абсолютно новых либо обновленных модели. Этот календарный год фактически будет посвящен Land Rover: помимо нового Discovery и Velar здесь еще будет несколько новинок, о которых мы скажем чуть позже.

Когда речь идет о спецсериях, мы всегда смотрим на потребности наших клиентов, будь то физические лица, либо корпоративные. То есть, у нас периодически выходит fleet версия; недавно у нас были ограниченные серии Range Rover Evoque, Range Rover Sport, которые имеют определенную спецификацию, набор опций, дизайнерские изменения. Это направление, которое очень важно для премиального бренда.

Помимо этого необходимо сказать, что у нас есть такое подразделение Jaguar Land Rover, как SVO (Special Vehicle Operations). Оно разрабатывает спецверсии для наших клиентов. Это касается как наиболее мощных автомобилей, версии SVR, так и тех, которые фактически являются восстановленными модификациями из прошлого.

У нас также есть специальное направление Bespoke, которое позволяет собрать автомобиль, абсолютно соответствующий потребностям клиента с точки зрения материалов отделки, персонализации и т.д. И об этом не все еще знают. Одна из наших задач - рассказать больше об этом направлении клиентам, показать, какие существуют возможности с точки зрения исполнения и комплектаций.

- Есть какой-то специфический запрос от российского потребителя, который вы могли бы отправить в штаб-квартиру?

- Когда мы говорим о будущих моделях, мы предлагаем нашим клиентам очень широкий набор вариантов: так, например, у нас предлагается 6 вариантов двигателей, 8 видов комплектаций, то есть количество модификаций по каждому автомобилю достигает 32!

Таким образом, мы развиваемся в том русле, когда даем возможность клиентам подобрать автомобиль под себя, исходя из индивидуального набора опций. Здесь, конечно, должна быть согласованность работы как на уровне автопроизводителя/дистрибьютора, так и на уровне дилера – чтобы обеспечить на складах наличие автомобилей, исходя из запроса, который сформировался у клиентов.

А модель клиента в последнее время, честно говоря, изменилась.

- Каким образом?

- Изменился подход, появилось больше практичности с точки зрения выбора как в пользу того или иного бренда, так и в пользу комплектации автомобиля. То есть сейчас клиент достаточно консервативно смотрит на некоторые новые технологии или излишние наборы опций. Здесь мы должны быть очень внимательны и соответствовать реалиям рынка.

У клиента, который сегодня планирует приобрести автомобиль премиального бренда, богатый выбор. Каждый из автопроизводителей готов предложить что-то свое. Хотя, конечно, если мы говорим об общих тенденциях, автомобиль должен иметь высокую технологичность, высокий уровень качества и главное - соответствовать духу клиента в отношении того продукта, который он выбирает.

Преимущество Jaguar Land Rover, на мой взгляд, заключается в том, что это тот редкий случай, когда в автомобилях есть душа. Ну, мне так кажется.

- Есть ли у Вас данные, насколько вашей аудитории интересны беспилотные технологии? И насколько активно вы их применяете?

- Наша компания активно занимается исследованиями в этой области, проводится большое количество испытаний в пилотируемых автомобилях на глобальном уровне. И здесь, наверное, от нас на сегодняшний день больше зависит то, насколько правильно при нашем участии будет сформирована законодательная база, будет ли выстраиваться инфраструктура для автомобилей, оснащенных полностью автономными технологиями.

В то же время на наших автомобилях уже появились «полуавтономные» технологии: например, система адаптивного круиз-контроля в плотном потоке с возможностью экстренного торможения. Есть система полного экстренного торможения, при которой используются фронтальные стереокамеры для анализа дорожной ситуации; также эти стереокамеры используются для удержания полосы движения и предупреждения в том случае, если автомобиль пресекает полосу или покидает ее.

Существует система помощи при парковке с круговым обзором – то есть, это все те элементы, которые уже внедрены в текущие модели и которые являются зачатком технологий, которые будут использоваться на полностью автономных автомобилях в будущем.

- В одном из интервью Вы упоминали, что в ближайшем времени могут начаться поставки автомобилей в Россию из Словакии, где будет построен завод Jaguar Land Rover. Расскажите подробнее об этом заводе.

- Многих подробностей я вам не раскрою, но могу сказать, что строительство уже началось и должно быть завершено в течение следующего календарного года. Мы пока не разглашаем, какие продукты там будут выпускаться, но скажу, что это будет важный центр в части алюминиевого производства и он будет выпускать целый ряд новых автомобилей как для Land Rover, так и для Jaguar.

- Почему было решено строить завод Jaguar Land Rover именно в Словакии? Цель – увеличить объемы экспорта?

- Начнем с того, что на сегодняшний день наши производственные мощности, которые осуществляют экспорт - это четыре завода, которые располагаются исключительно в Великобритании. Заводы в Бразилии, Китае и Индии работают для местных рынков.

Завод в Словакии будет обеспечивать автомобилями все страны, то есть это глобальный завод. Это мера, которая подразумевает расширение производственных мощностей компании для того, чтобы развиваться согласно общей стратегии глобального бренда.

- Вопрос о сборке автомобилей Jaguar и Land Rover в России так и не стоит?

- Я бы не сказал, что он совсем никогда не стоял. Мы всегда отслеживали происходящее на рынке, консультировались по этому вопросу. Обязательным условием для обсуждения локального производства является, с одной стороны, стабильная экономическая ситуация, с другой – возврат инвестиций и понятный объем продаж в будущем. То есть, должна быть экономическая целесообразность.

На данном этапе мы не говорим о том, что этот проект у нас полностью закрыт. Но в ближайшем будущем мы этого не планируем – во всяком случае, на ближайший год.

- То есть поставки в Россию все-таки будут осуществляться из Словакии?

- Конечно. Это будет глобальный завод. Автомобили, которые будут производиться в Словакии, будут доступны для всех стран мира, и для России в том числе.

- Означает ли это, что поставки из Великобритании, вероятно, прекратятся?

- Нет-нет. Давайте оглянемся и посмотрим назад. Если мы посмотрим на объемы продаж Jaguar Land Rover в мире пять лет назад, то, по сравнению с прошлым годом, объем продаж вырос более чем в 2 раза. Если в 2011-2012 гг. кумулятивный объем продаж по двум брендам составлял 300 тыс. автомобилей, то в начале 2017 года по итогам нашего фискального года с апреля 2016 по март 2017 объем продаж составил 604 000 автомобилей.

Темпы роста из года в год ставят нас на первую позицию среди всех премиальных брендов по этому показателю. Инвестиции в развитие новых моделей, которые компания производит на сегодняшний день, подразумевают сохранение этих темпов в будущем. Мы нацелены на уверенное развитие компании. Тем самым, производственные мощности являются обязательным условием для развития этой стратегии.

- А вы не боитесь, что взыскательный российский покупатель с меньшей охотой будет покупать словацкие «ягуары» нежели исконно английские?

- Когда мы говорим о начале производства, мы подразумеваем, что завод будет построен по самым последним технологиям, с учетом всех требований к высочайшему уровню качества.

Новый завод, будь он построен в Восточной Европе или в другой части мира, как правило, выгодно отличается от производственных мощностей, которые существуют дольше по времени, скажем так. Поэтому у меня нет никаких поводов считать, что качество автомобилей, которые будут производиться на этом заводе, будет ниже.

Наоборот – здесь акцент делается на самые современные технологии, будут применяться самые последние инженерные решения. Более того, нам известны примеры премиальных брендов, автомобили которых производятся в разных частях света и продолжают успешно продаваться.

Кстати, что касается инвестиций в текущее производство, в последнее время их было сделано очень много в существующие заводы. Многое поменялось в последнее время, и это как раз позитивно отражается на качестве продукта.

- Действительно, в последнее время Jaguar Land Rover удивляет. В какой момент для Jaguar Land Rover все изменилось? Возможно, это произошло как раз после приобретения компании индийской Tata (2008 год – авт. прим.)?

- Конечно, это комбинация условий и, наверное, подтверждение того, что стратегия, которая была выбрана компанией, была выбрана правильно. Безусловно, для любого бренда важно, когда инвестиции приходят со стороны, когда есть инвестор, который верит в будущее. С Tata у компании отношения плотные, но не прямые. Руководство Jaguar Land Rover занимается развитием брендов самостоятельно.

- Пару лет назад у вас стартовал ребрендинг дилерской сети и некоторые дилеры жаловались на его несвоевременность. Какая у Вас позиция по этому вопросу и что вы делаете, чтобы поддержать дилеров?

- Партнерские взаимоотношения с дилерской сетью – это один из столпов стратегии развития нашей компании и вообще бизнеса. Мы внимательно смотрим, стараемся слышать наших партнеров, прислушиваться к их проблемам.

У нас есть абсолютно уникальная программа поддержки дилерских предприятий, которая была запущена как раз в начале прошлого года и подразумевала поддержку тех ДЦ, которые находятся в регионах, где падение спроса оказалось самым сильным – как правило, это региональные небольшие дилерские центры, а также те дилеры, которые инвестировали в строительство ДЦ. То есть, это совершенно очевидные шаги, которые были предприняты с нашей стороны на поддержание их бизнес-модели.

С учетом падения объема продаж их расходную составляющую, которая подразумевала выполнение ряда стандартов (в том числе по наличию тестовых подменных автомобилей, тех или иных инструментов и др.) мы взяли на себя. В следующем году эта программа будет иметь несколько другое географическое покрытие и содержание, но она сохранится.

Но нужно сказать и другое: на сегодняшний день развитие бизнеса не подразумевает только сокращение расходов. Ситуация может меняться, а инвестиции в бизнес требуются постоянно. Если вы хотите развивать бизнес, в него нужно инвестировать - в людей, в инфраструктуру, в технологии и т.д. Без этого нельзя существовать. Хорошего времени для инвестиций не бывает. Это надо делать постоянно.

Модельный ряд Jaguar Land Rover активно развивается, это несет за собой серьезные перемены, которые мы просим реализовать на уровне нашей дилерской сети. В 2014 году мы говорили о том, что у нас грядет запуск новых стандартов оформления ДЦ – это концепция Arch, которая подразумевает оформление как фасадной составляющей ДЦ, так и изменений внутри салона. Это позволит сделать наши ДЦ визуально отличными от обычного автосалона.

При этом именно в концепции ребрендинга во главе угла стоят сами автомобили, в частности, они должны занимать лучшую часть салона, иметь дополнительную подсветку и многое другое. В жизни же происходит так, что у каждого из дилеров есть собственные планы, когда эти инвестиции должны состояться.

- Сколько у вас сейчас дилеров, сколько из них успело перейти на новые стандарты и когда крайний срок для всех?

- На сегодняшний день 8 дилерских центров по всему региону соответствуют новым стандартам. Всего у нас на апрель месяц 58 ДЦ, с учетом одного ДЦ в Минске, двух - в Казахстане (Астана и Алма-Ата) и одного - в Ереване. Общее покрытие - 35 городов в четырех странах. Это достаточно широкое покрытие, которое соответствует нашему парку и тем темпам развития, которые мы закладываем на будущий период времени. Крайним сроком по переходу на новые стандарты на сегодняшний день мы ставим 2019 год.

- Какие тенденции на российском автомобильном рынке Вы сразу отметили, когда вернулись за-за границы?

- То, что я совершенно четко отметил, когда вернулся обратно в страну – у нас настроения очень негативные. Даже в том случае, если появляется позитивный сигнал или свет в конце туннеля, это воспринимается как некий фейк: «все равно ненадолго». И этот настрой очень четко прослеживается в развитии многих направлений, не только в автомобильном секторе.

Почему-то за последние два года получилось так, что во главу угла встала экономия. С одной стороны, это понятно, с другой – она уже дошла до абсурдных пределов, когда успешность бизнеса подразумевает: а сколько ты еще сможешь сэкономить?

Здесь я имею в виду в первую очередь ту часть предпринимателей, которые, не видя возможностей для внедрения новых технологий в работе, просто сводят все свои действия к тому, чтобы срезать очередные расходы, от чего-нибудь отказаться, например, от тех инструментов, которые могли бы развивать их бизнес.

- Каким, например, образом?

- Простой пример – развитие автомобилей с пробегом. Для всех совершенно очевидно: рынок автомобилей с пробегом в 4 раза больше по отношению к рынку новых. При этом новые автомобили через дилерскую сеть реализуются в 90% случаев, а объем продаж автомобилей с пробегом через официальную дилерскую сеть, дай бог, составляет 20% от общего количества проданных автомобилей.

И то, что на сегодняшний день эта часть бизнеса упущена профессионалами, которые имеют для этого все ресурсы - и квалифицированных сотрудников, и навыки работы, и уж тем более знания о продукте – на мой взгляд, абсолютно недопустимо.

Продажи автомобилей с пробегом – одно из направлений, на которое мы делаем акцент в следующем году. Мы уже попытались объяснить нашим дилерам, что надо смотреть на это как на упущенную часть бизнеса, которая сейчас перешла в руки трейдеров либо осталась в руках самих владельцев, которым - если мы говорим про премиум-сегмент - этим заниматься явно не хочется. Потому что те, кто на сегодняшний день владеют автомобилями премиального сегмента, это все-таки успешные люди, которым есть чем заняться, нежели самостоятельно продавать свой автомобиль.

- Вы назвали продажи автомобилей с пробегом упущенной частью бизнеса, а некоторые дилеры говорят, что это в принципе другой вид бизнеса, которым они пока даже не начинали заниматься всерьез. Что сейчас можно предпринять?

- К сожалению, проактивная позциия - у очень небольшого количества дилеров. Многие компании говорят, что видят на следующий год объем продаж автомобилей с пробегом по отношению к новым уже 1:1, а некоторые и 2:1. И если мы посмотрим на рынок, то, по большому счету, это абсолютно достижимые показатели. Конечно, нужно развивать этот бизнес, но не с нуля, а с того уровня, который сегодня уже доступен с точки зрения знаний, практик и ресурсов.

У нас в компании на сегодняшний день предлагаются совершенно уникальные условия по финансированию приобретения автомобилей с пробегом, с совершенно минимальными кредитными ставками для дилеров. Такой программы у других автопроизводителей я не знаю.

- Какие шаги по развитию продаж автомобилей с пробегом у вас запланированы?

- Мы продолжаем ту программу, которая была запущена в 2009 году, это программа Selected, последние два года она называется Jaguar Land Rover Approved. Активное продвижение этого направления у нас происходит как в digital-среде, так и в дилерских предприятиях с точки зрения обучения, коучинга и акцента на определенных направлениях.

На нашей новой платформе JLR Connect, которая была запущена в феврале, клиент может ознакомиться со всеми имеющимися на складе автомобилями, как новыми, так и подержанными, оценить свой автомобиль, который у него есть, причем не только нашего бренда, после этого выбрать для себя форму финансирования. При этом все происходит на одной платформе. Это дает возможность клиенту самостоятельно сделать свой выбор и отправить заявку дилеру. В ближайшее время у него появится возможность сделать предоплату и заказать автомобиль.

Кроме того, в ближайшее время на этой же платформе мы планируем запустить аукцион по продаже автомобилей с пробегом.

- Это будет онлайн-сервис для дилеров?

- Это будет совместная работа с дилерами по продаже автомобилей с пробегом. То есть, клиент сможет продавать свой автомобиль дилеру через аукцион. О деталях пока не буду говорить, потому что мы запустим проект уже в следующем квартале. Наша задача, которую мы уже частично реализовали с помощью платформы JLR Connect - сделать все в одном месте, осуществить все пути выбора автомобиля либо замены автомобиля для клиента.

, источник: АВТОСТАТ

Комментарии 0
Авторизируйтесь, чтобы оставить комментарий, или войдите с помощью