АВТОСТАТ | Джеймс Хоуп, шеф-дизайнер Chery Automobile («Газета.Ru»)

Инфографика

Все публикации

11.09.14Прочитали 450 раз

Джеймс Хоуп, шеф-дизайнер Chery Automobile («Газета.Ru»)

Дизайнер из Канады Джеймс Хоуп, поработавший в ведущих мировых компаниях, начал сотрудничество с компанией Chery в 2012 году. За это время китайской марке удалось добиться серьезных успехов в поиске собственного лица. «Газета.Ru » на Московском автосалоне поговорила с Хоупом о том, почему китайцы так любят копировать дизайн других автомобилей, как они стремятся завоевать российский рынок, и о конкуренции с «АвтоВАЗом».

– Джеймс, вы впервые в России. Какое ваше первое впечатление и как вам Московский международный автосалон?

– Это очень большое международное шоу, которое действительно впечатляет. Примечательно, что сюда приехали многие китайские автопроизводители. Их присутствие растет, и становится очевидно, что они имеют серьезные планы относительно российского авторынка. Этот интерес особенно ощущался в течение последнего года, и мы не стали исключением. Китайские автопроизводители напирают: они сильны и обладают большим потенциалом.

– Можно ли утверждать, что российский рынок особенно привлекателен для автокомпаний из Китая?

– Я считаю, что это действительно очень интересный рынок. Даже если просто посмотреть на географию, мы видим, что расстояния между городами просто огромны: ведь это самая большая страна в мире! Погода и окружающая среда здесь достаточно суровы. Эти факторы становятся для людей одними из определяющих при выборе автомобиля. Как дизайнеру мне особенно интересно попытаться проникнуть в культуру и мысли клиентов. Я сам очень люблю путешествовать, мне интересны поездки по России. К примеру, я уже успел съездил в Тулу, чтобы посмотреть, как здесь живут люди.

– Многие китайские марки грешат копированием моделей своих конкурентов. В чем причина такой политики и как реагируют на них покупатели?

– Да, это факт. Но если посмотреть на другие страны, которые участвуют в производстве автомобилей, можно сказать, что все они начинают работать именно с такого инженерного подхода. И Китай не стал исключением.

- Чем в таком случае вас привлек бренд Chery?

– Причина, по которой я присоединился к Chery, очень проста. Китай – самый большой рынок в мире, и он постоянно растет. Он представляет собой глобальную базу возможностей для автомобильной отрасли и дизайна. Сейчас у китайского автопрома переходный период. Здесь больше не хотят копировать чужие лица, а стремятся создавать свои. И для меня это отличный шанс, чтобы попытаться оказать свое влияние на дизайн.

– То есть в Китае скоро полностью перестанут копировать внешний вид иностранных моделей?

– Если рынок очень велик (к примеру, как китайский), то, даже если ты делаешь копию, некоторое количество автомобилей в любом случае сможешь продать. Но я не думаю, что это будет продолжаться. Китайским компаниям необходимо становиться более зрелыми, лучше понимать рынки, с которыми они работают, идти вперед в дизайне, маркетинге и продажах.

– Существует ли понятие авторских прав на дизайн, могут ли дизайнеры защитить отстаивать права на свои творения?

– Да, конечно. Такая практика существует, и мы делаем это. Но ведь дизайн нельзя сравнить с лекарством, которое состоит из списка конкретных компонентов. Дизайн субъективен. И невозможно получить авторские права, скажем, на обыкновенную линию. Даже если тебе это удастся, то кто-то сможет сделать ее, например, на 6 мм длиннее, и это будет уже совсем другое. Дизайнеры создают особые черты для своих автомобилей, определяют их пропорции, архитектуру. И когда ты разрабатываешь инновации, создаешь нечто новое, то обязательно необходимо сохранить права на них за собой. Это непросто, но возможно.

– Как вы планируете развивать бренд и добавлять ему больше самоидентификации?

– Давайте посмотрим на американские, немецкие, французские, итальянские, корейские автомобили – все они развивают свой собственный стиль. И я не думаю, что самоидентификация – это то понятие, которое нужно форсировать, то, на что нужно делать слишком сильный упор. Не просто взять и сказать: «Все, следующая наша машина будет выглядеть как китайская». Это было бы слишком быстро. Для начала надо создать некую базу. Chery Arizo 7 и Tiggo 5 я называю нашими фундаментальными, основополагающими моделями. Они создают марке так называемую базу, которая соответствует международным стандартам по качеству, дизайну и пропорциям. И уже от этого мы должны отталкиваться и идти дальше. С тех пор как я устроился работать в компанию, мы создали уже пять шоу-каров, и у всех у них очень сильная идентификация. Они своим видом показывают, что принадлежат к бренду Chery.

– «АвтоВАЗ» – ваш главный конкурент в России. Недавно ваш коллега, главный дизайнер российской компании Стив Маттин, представил новые модели и шоу-кары на Московском автосалоне. У него серьезные планы вывести марку на новый уровень. Вы ставите перед собой такую же задачу?

– Именно так! Конечно, у нас есть такие амбиции. Я очень горд нашим новым поколением автомобилей и уверен, что мы сделали большой шаг. Я слежу за тем, что делает Стив, ведь мир дизайнеров очень узок. И я считаю, что у него очень успешные работы. Но, как ни крути, мы остаемся конкурентами. Может быть, мы не делаем таких широких шагов, как «АвтоВАЗ», а Стив, как мне кажется, идет именно по такому пути. Мы делаем шаги, но не такие большие.

Если пытаться сделать как можно больше, всегда есть шанс откатиться назад. Объясню на примере Tiggo 5 – это уникальный автомобиль с индивидуальными чертами. У него есть сходство с моделями Chery, но при этом у него свое лицо. Если стараться работать слишком быстро, то лицо каждого последующего автомобиля будет одно и то же! И это неправильно. Я предпочитаю сделать шаг, после чего проверить, в правильном ли направлении двигаюсь. Конечно, мнение покупателей и журналистов всегда субъективно, но мы все еще экспериментируем! Наши новые машины будут не революцией, но то, что они эволюционируют, это точно!

– Если китайские марки захотят завоевать европейский рынок, дизайнерам придется подстраиваться под европейские стандарты, а они сильно отличаются от китайских. То, что нравится китайскому потребителю, не привлекает европейского, и наоборот. Как вы будете с этим бороться?

– В восприятии действительно существует серьезная разница. Chery экспортирует более 60 тыс. автомобилей по всему миру, и везде это один и тот же продукт. Приходится работать со множеством стран с разными культурами. И если говорить коротко, это очень трудно. Но есть вещи, которые можно изменять и адаптировать. Например, когда я только пришел в Chery, я начал продвигать интерьер в черных тонах. И когда мне попытались противостоять, я сказал: «Так, постойте, мы ведь продаем машины не только в Китае, мы международная компания!» И теперь у нас есть черные интерьеры. Кроме того, у нас есть разные детали для разных уровней комплектаций, и в зависимости от страны оснащение может отличаться. Если говорить о дизайне, стиле, то мы не должны пытаться создавать отдельный дизайн, к примеру, для Бразилии и отдельный – для России. Мы просто должны делать красивые машины. И на Московском автосалоне мы представили очень удачные модели. Но это не значит, что мы будем делать машины специально для России, – мы будем делать хороший дизайн для всего мира.

– Какое влияние на дизайн оказывает восточная культура?

– У китайских дизайнеров есть отличные идеи, и они черпают ее в китайской культуре. Если вы посмотрите на решетку радиатора концепта Alpha, который мы представили в автосалоне Пекине, она выполнена под влиянием азиатского стиля и в ней присутствует символ «инь-ян». Это наиболее важный и древний символ для китайцев, и мы смогли использовать его в различных деталях, в том числе в оформлении интерьера. Кроме того, мы используем традиционные китайские материалы, такие как бамбук. Мы акцентируем внимание на деталях, а не просто кичимся тем, что делаем китайские автомобили будущего.

– Какие модели машин, на ваш взгляд, будут наиболее интересны российским водителям?

– Это мой третий день в России, и я только начал изучать страну. Первое, что бросилось мне в глаза, – в России очень любят SUV. Автомобили этого класса есть почти у всех. И я понимаю, что здесь этому есть более практичное объяснение, в то время как в Китае такая покупка более имиджевая. Мне кажется, что русские хотят казаться более жесткими, утилитарными, заметными. Они словно стараются сказать: «Эй, убирайтесь с моей дороги!»

– Думаете ли вы о создании концептов более высокого класса?

– Что касается нашей будущей стратегии, мы всегда учитываем множество аспектов. Так, у нас есть QQ – это наша икона. Еще одна модель, которую я очень люблю, – Chery Tiggo. Это очень сильный автомобиль с точки зрения дизайна. Кроме того, мы делаем так называемые фундаментальные модели, к примеру в классе SUV, которые очень важны для рынка. И только когда будет создана крепкая база, мы сможем пойти в новую нишу и, может быть, даже в премиум. Но наш следующий шоу-кар точно не будет похож на Mercedes, это я могу сказать наверняка.

– Какими автомобилями, созданными вами в компании, вы гордитесь больше всего?

– Больше всего я горд концептами Alpha и Beta. Потому что это наши самые новые шоу-кары. Любимчиков среди автомобилей у меня нет, потому что дизайнеров всегда судят по их самым свежим работам.

– Дизайнеры автомобильных марок с богатой историей могут черпать вдохновение в более ранних моделях, даже в ретрокарах. Где ищут вдохновение дизайнеры марок, которые не могут похвастать своей долгой историей? Ведь модель Chery появилась только в 1997 году.

– Да, все верно. И когда я работал в Ford, мы делали именно так, и было здорово. Мы могли сказать: «Давайте выберем вот эту машину, возьмем ее пропорции и перенесем их на новый автомобиль». Так работать довольно просто, ведь у тебя есть из чего выбирать. Гораздо сложнее строить бренд с нуля. Но у Chery есть несколько знаковых моделей, от которых мы можем отталкиваться. QQ, Tiggo – это не самое большое наследие, поскольку Chery – действительно очень молодой бренд. Тем не менее это наследие есть, и мы им гордимся.

«Газета.Ru»

 
Загрузка...